"Несуществующее" государство Тайвань | Южный Китай - Особый взгляд
Словарь 翻译
Курс
  • 1 USD = 65.51 RUB
  • 1 USD = 0 CNY
  • 1 CNY = 97.51 RUB
  • 1 HKD = 0 RUB
  • 1 SGD = 48.44 RUB
Погода
  • 13 °C Гонконг
  • 9 °C Гуанчжоу
  • 11 °C Шэньчжэнь
  • 0 °C Макао
  • 23 °C Санья
  • 25 °C Сингапур
  • -1 °C Пекин
  • 1 °C Шанхай
  • 4 °C Сиань
  • 9 °C Чунцин
  • -6 °C Москва
  • 0 °C Санкт-Петербург
  • -9 °C Екатеринбург
24 февраля 2019, воскресенье, 05:57 (Гонконг)

"Несуществующее" государство Тайвань

Пример Тайваня является уникальным в международной практике: одна из крупнейших экономик в Азии с высоким для региона уровнем жизни, территория, обладающая всеми атрибутами государства: конституцией, парламентом, правительством, своей валютой, армией - не признается как государство большинством современных участников международных отношений. При этом сам Тайвань, на который де-факто не распространяется суверенитет КНР, и не стремится объявить независимость в кратчайшие сроки, учитывая возможную реакцию со стороны материкового Китая.

До 1971 г. именно делегация Китайской Республики (Тайваня) представляла интересы всего Китая в ООН, фактически не имея никакого влияния на материк, где в 1949 году была образована Китайская Народная Республика. В 1971 г. Генеральная Ассамблея проголосовала за передачу права представления интересов всего Китая КНР. Несмотря на то, что были предложены промежуточные варианты сохранения за тайваньским руководством членства в ООН, Чан Кайши (Цзян Цзеши 蒋介石) отказался от любых компромиссов, считая себя единственным президентом единого Китая, из-за чего положение Тайваня на сегодняшний день остается спорным: обладая всеми признаками государства, Тайвань не является государством юридически для большинства участников международного процесса. Статус Тайваня стал еще более призрачным после того, как в 1979 году США заключили дипломатические отношения с КНР. С каждым годом все больше и больше государств отказывались от официальных отношений с Китайской Республикой. На сегодняшний день Китайская Республика признается всего 22 государствами в мире.

Несмотря на отсутствие дипломатического признания, Тайвань стремится играть все большую роль в международных процессах и быть на одном уровне с наиболее развитыми государствами в борьбе за права человека. Например, в 2000 г. при Законодательном Юане (парламент Тайваня) была создана Комиссия по правам человека. В 2012 г. были ратифицированы Международная конвенция по гражданским и политическим правам и Международная конвенция по экономическим, социальным и культурным правам. Тайвань, таким образом, дает знать, что несмотря на отсутствие дипломатического признания, Китайская Республика стремится построить общество где уважают права человека, как и во всех других развитых странах.

«Консенсус 1992»

В отношениях с материком сегодня Тайвань отталкивается от «Консенсуса 1992», когда была создана Ассоциация по отношениям между двумя сторонами Тайваньского пролива, и также основываются сегодняшние отношения с КНР на «Трех «Нет»» нынешнего президента Ма Инцзю: «Нет объединению, нет независимости, нет войне». Что такое консенсус 1992? Это признание обеими сторонами, и КНР и Тайванем, «одного Китая», при этом у каждой из них сохраняется свое видение «одного Китая»: правительство Китайской Республики считает единственным Китаем именно Китайскую Республику, а не КНР. Поддержка экономических и культурных связей между сторонами, а также привлечение политических партий и групп для выработки программы воссоединения. Недопустимость силового решения проблемы. Таким образом, вопрос о том, под чьим руководством будет проходить воссоединение остается открытым, теоретически остается возможность, что решающую роль будет играть именно правительство Китайской Республики.

Тем не менее, «Консенсус-1992» сегодня все больше подвергается сомнению со стороны части политиков и населения острова: начиная с концепции «Тотальной обороны», которую выдвигал президент Чэнь Шуйбянь в 2003 г. против защиты от возможной агрессии со стороны коммунистов, до инцидента с захватом студентами парламента Китайской Республики в 2014 году в Тайбэе. Многие тайваньцы не готовы идти быстрыми шагами в сторону воссоединения с материком. Наиболее радикальная часть из них выступает за полный разрыв каких-либо связей – именно сторонники разрыва связей и образования нового государства Республики Тайвань составляют костяк «зеленых» - Демократической прогрессивной партии.

Противостояние сторонников «единого Китая» и «тайваньской независимости» принимает самые интересные формы. Например, во время протестов против внесения изменений в школьную программу, возник целый спор о самой высокой горе в стране. По Конституции КР, получается, что самый высокий пик в государстве – Эверест в Гималаях, протестующие школьники и студенты требуют, чтобы этот факт в школьном учебнике был исправлен на гору Юйшань – самую высокую на острове Тайвань. Дискуссия по этому вопросу стала настолько горячей, что по этому поводу даже высказался новый председатель партии Гоминьдан (партии «синих») – Чжу Лилунь.

Интересен вопрос – что же считать государством: Китайскую Республику или Тайвань. С правовой точки зрения – не существует государства Тайвань, нет конституции Тайваня, нет армии Тайваня, нет правительства Тайваня, но есть конституция, армия и правительство Китайской Республики. Де-юре Китайская Республика признает, что существует «один Китай» - именно Китайская Республика, одной из провинций которой является Тайвань, при этом суверенитет Китайской Республики не распространяется на материк, где власть находится в руках коммунистов. Сторонники независимости острова говорят об уникальности «тайваньской нации», об огромном культурном разрыве между материком и островом, считают себя маленьким островным государством. При этом сторонников у этой позиции все больше и больше, это показывают результаты последних выборов в органы местного управления, когда представители партии Гоминьдан оказались в явном меньшинстве. Риторика сторонников «независимости» имеет под собой основания: де факто остров уже более 60 лет существует как независимое государство, а до прихода на остров китайских войск он с 1885 по 1945 принадлежал Японии, кроме этого значительную часть населения острова составляют субэтносы миньнань и хакка, диалекты которых отличаются от литературной нормы китайского как чешский от русского или хорватского.

«Два государства - одна система»?

Радикализация настроений на Тайване вызывает явное беспокойство на материке. Примером может послужить предупреждение шанхайской стороны отменить форум «Шанхай-Тайбэй» и бойкотировать Универсиаду 2017 со стороны КНР, в ответ на высказывание мэра столицы Тайваня - Тайбэя Кэ Вэньчжэ о политике «Одно государство – две системы 一國兩制», Кэ предложил проводить политику «Два государства – одна система兩國一制». Город Шанхай в этой комбинации не случаен – основными торговыми партнерами Тайваня на материке выступают три китайские провинции – Фуцзянь, Чжэцзян и город Шанхай. Не совпадением является и тот факт, что во все эти регионы долгие годы последовательно возглавлял Си Цзиньпин – нынешний глава Китая, который, как отмечают, не на словах стремится к скорейшему возвращению блудного острова в отчий всекитайский дом.

Начиная с заката диктаторской династии Цзянов – ухода от власти сына Чан Кайши – Цзян Цзинго, тайваньское руководство все активнее действовало на основании диалектики «тайцзи», «великого предела» – умением балансировать и находить равновесие между противоположностями. Так было при президенте Ли Дэнхуэе , при котором был выдвинут «Консенсус-1992» между Тайванем и КНР, и в то же время состялся ряд визитов высшего руководства Тайваня в Соединенные Штаты. Новое демократически избранное руководство умело находить точки соприкосновения как с КНР, так и с западными странами. Сохранение статус-кво по Тайваню и вынесение политических разногласий за скобки, чтобы развивать экономические отношения – огромное достижение руководителей Тайваня.

Назначенные на январь 2016 года выборы президента острова – новый вызов как для сегодняшнего руководства, так и для населения острова, расколотого на сторонников «тайваньской нации» и «интеграции с Китаем». Несмотря на очевидное противодействие материка сторонникам «независимости», их победа многим кажется почти свершившимся фактом, который может поставить КНР перед неприятным фактом еще одного китаеязычного государства «Республика Тайвань». Этот факт может стать прецедентом для структурной перестройки всего материкового пространства. На фоне стремительного усиления региональных группировок в КНР, ослабления идеологического влияния Компартии дискуссия по тайваньскому вопросу рискует выйти далеко за пределы дипломатии.

 Эдуард Нордберг, Тайбэй

«Южный Китай», 18.08.2015

Нашли опечатку - выделите и нажмите ctrl+Enter

Поделиться
comments powered by HyperComments

   

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.