Словарь 翻译
Курс
  • 1 USD = 58.88 RUB
  • 1 USD = 0 CNY
  • 1 CNY = 86.46 RUB
  • 1 HKD = 0 RUB
  • 1 SGD = 42.52 RUB
Погода
  • 29 °C Гонконг
  • 31 °C Гуанчжоу
  • 29 °C Шэньчжэнь
  • 33 °C Макао
  • 29 °C Санья
  • 29 °C Сингапур
  • 33 °C Пекин
  • 23 °C Шанхай
  • 31 °C Сиань
  • 29 °C Чунцин
  • 18 °C Москва
  • 16 °C Санкт-Петербург
  • 22 °C Екатеринбург
28 июня 2017, среда, 18:35 (Гонконг)

Критерий истины: что такое Китай как объект изучения, и кто такой «эксперт по Китаю»

Сегодня все сложнее игнорировать влияние Китая, которое резко и неожиданно стало сопоставимо по своему масштабу с влиянием США:  вторая экономика мира, страна с самым большим населением и третьей по величине армией присутствует сегодня в каждом уголке мира. Китай конкурирует за атомные объекты в Аргентине, строит скоростные линии в Сербии и Британии, китайские диаспоры ведут свою деятельность от Малайзии до Южно-Африканской республики, китайские корпорации покупают финских игровых гигантов, итальянские и бразильские корпорации, а китайская армия появляется в Африке впервые спустя 500 лет после легендарной экспедиций Чжэн Хэ. Расцвет влияния Китая, однако сопровождается парадоксальным непониманием культурных кодов и политических стратегий древней цивилизации, в том числе и в современной России, самой близкой к эпицентру китайского влияния страны. В чем кроются проблемы изучения Китая и каковы критерии оценки экспертов по Китаю? 

Китай как объект 

Прежде чем задавать критерии экспертной оценки необходимо выяснить масштабы Китая как объекта изучения, поняв которые можно было бы делать адекватные выводы об уровне достоверности оценок того или иного эксперта. 

Главной ошибкой в методах оценки Китая является гипотетическое допущение неспециалистов, что страна при ее огромной территории и население является однородным этническим организмом, в то время как внутри Китая сохраняются глубокие лингвистические, исторические и культурные отличия близкие по характеру к отличиям между европейским странами, также, как и китайские субэтносы, имеющими единое прошлое, началом которого является масштабная миграция германоязычных племен из Сибири и Средней Азии и ассимиляция остатков Римской империи. 

Для оценки масштабов Китая как объекта, мы можем сравнить Китай с одной из крупных европейских держав, например, с Францией. 

Население Франции сегодня около 66 млн человек, в то время как население Китая по официальным оценкам составляет (без Тайваня и китаеязычных общин Сингапура и других стран Юго-Восточной Азии и мира), около 1,3 млрд человек. Население, размер экономики и территория, любой из провинции Китая в восточной части страны сопоставимо или превосходит французское. Таким образом, Китай, не являясь однородным организмом, а конгломератом китайских образований, только по демографическим, экономическим и территориальным критериям, представляет собой объект, в 20 раз больше, чем Франция. Только на основании этого критерия для адекватной экспертной оценки Китая требуется в 20 или более раз больше усилий для сбора и анализа данных, чем в случае изучения Франции, далеко не самой последней в ряду европейских держав страны. При этом для понимания степени отличий и невозможности простых обобщений надо учитывать, что китайские образования расположены в гораздо большем спектре климатических и географических зон, чем европейские страны: Китай - это одновременно и заснеженный, сибирский Хэйлунцзян и тропические провинции Хайнань и Гуандун. Тем не менее, в отличие от Европы речь идет о едином государственном образовании с прочной политической структурой и армией, централизация которого до определенной степени иногда упрощает процесс изучения, но создает опасность ложных обобщений при высокой реальной автомности провинций. 

Исторический объект 

Однако различия Китая с одной из европейских держав не исчерпывается экономико-географическими показателями с разницей в 20 раз. Китай - это также и гораздо больший с точки зрения анализа информационного объекта исторический организм. Если отсчет создания государства Франков можно вести с установления династии Каролингов, примерно совпадающей по времени с франко-арабской битвой при Пуатье (732), то для Китая этот период, который совпадает с китайско-арабской битвой в Таласе (751) отсекает лишь треть китайской истории. Большинство специалистов по Китаю отсчитывают достоверно доказанную историю Китая с периода династии Шан или середины второго тысячелетия до нашей эры. Таким образом, достоверная история Китая, китайского государства и китайской письменности в три раза превышает зафиксированную историю любого современного европейского государства, и сопоставима с историей Римской империи. Китай и его исторический опыт как государства, цивилизации и культуры сопоставим с историей Европы от Древней Греции до создания Европейского союза. Длительность этого исторического отрезка в три раза больше, чем история современной Франции, имеющей весьма опосредованное отношение к римской провинции Галлии, и куда больше связанной с варварскими племенами норманов, франков и лонгобардов. В характер исторических отличий можно включить и специфические взгляды китайцев на структуру времени, общества, семейных и иерархических отношений и многое другое. Исторический материал является системообразующим для выработки политических, экономических и социальных стратегий современного Китая.

Источники информации и китайский язык

Изучение любой страны сопряжено со сложностью изучения языка. Значительные отличия в грамматике, фонетике французского и русского языков меркнут на  фоне катастрофической разницы между индо-арийским языками и китайским языком. Сложность изучения китайского языка составляет присутствие в нем элементов, не имеющих аналогов в флективных языках Европы: тонов и иероглифов, фиксирующих инородную по отношению к западным языкам структуру китайского языка. Любой специалист в области лингвистики, в том числе и изучения китайского языка, подтвердит, что энергия, затраченная на изучение китайского языка сопоставима с энергией на изучение 3-4 европейских языков различных групп. Прямой доступ к источникам информации на китайском языке, если специалист хочет составить объективную и самостоятельную картину происходящего, не опираясь на чужие выводы, усложняет изучение Китая как объекта в несколько раз. Языковые отличия усугубляются наличием диалектов китайского языка, которые имеют в том числе и собственную письменность, а также наличием древнекитайского и среднекитайского языков, которые активно используются в современных политических и экономических дискуссиях. 

Если суммировать совокупность отличий Китая от крупной европейской страны, то по самым скромным и приблизительным подсчетам Китай как объект информационного анализа представляет собой структуру, которая в более чем 100 раз сложнее для изучения, чем крупная европейская страна. Неудивительно, что при такой колоссальной разнице в сложности изучения экспертные оценки Китая страдают неточностью, а обобщения имеют предел достоверности.

Немаловажным фактором, о котором не стоило бы забывать, является и избыточная табуированность ряда областей китайского общества, политики и истории, которая требует от исследователя частого присутствия в Китае и личного общения с китайцами, которое трудно заменить изучением стерилизованных письменных источников на китайском языке. Решение этой задачи также требует от специалиста владения дополнительным инструментом изучения Китая в виде знания дополнительного европейского или японского языка. 

Критерии экспертной оценки 

Учитывая сверхсложность изучения Китая как объекта в том числе и для самих китайских исследователей, практически нельзя говорить о наличии точных обобщений и оценок или, что больше характеризует степень качества эксперта, прогнозов развития ситуации. На практике существуют близкие к реальным и частично близкие к реальным оценки Китая, которые зачастую «тонут» в неверных оценках специалистов, не соответствующим базовым критериям, необходимым для способности делать объективные оценки. Другой стороной избыточной сложности, а зачастую и невозможности изучения Китая целиком, становится узкая специализация экспертов на той или иной сфере или субъективизация оценок, привязанная к изучение одной из частей Китая - зачастую эксперты концентрируют свое внимание на столичном регионе страны, игнорируя полицентричность, многосоставность Китая как объекта, изучая его так, словно это была Франция или Германия.

Учитывая указанные выше сложности в изучении Китая можно вывести базовые критерии для оценки степени профессиональной готовности эксперта для объективных оценок и обобщений в отношении Китая. 

Язык

Базовым критерием для любого эксперта является знание китайского языка и наличие опубликованных переводов, достоверность которых бы могли подтвердить другие эксперты. Незнание китайского, опора на русские или западноевропейские источники создает у исследователя искаженную картину происходящего. Знание только разговорного китайского, отсутствие опубликованных переводов, к сожалению, создает предпосылки для субъективизации исследования: китайский собеседник, житель конкретного города в конкретном контексте ситуации, является лишь критерием проверки полученных обобщений, но не источником знаний. К сожалению, многие исследователи, побывавшие в одной из частей Китая в определенный период времени склонны к ложным обобщениям, которые они экстраполируют на весь Китай целиком. 

Географический, временной и профессиональный охват исследователя

Практически невозможно говорить о высоком качестве эксперта и экспертных оценок, если опыт пребывания "эксперта" в Китае был ограничен туристической поездкой или годичными языковыми курсами в одном из китайских университетов. Степень точности оценок, понимание принципов функционирования китайского общества может возникнуть в результате многолетнего проживания в стране, в различных ее частях, работы в различных сферах и отраслях. Зачастую мы наблюдаем субъективные оценки Китая только из рафинированной университетской среды или только из сферы предпринимательской деятельности. Такие оценки носят узкий характер и множат ложные обобщения. Точные экспертные оценки или оценки близкие к точным могут и должны основываться на личном опыте работы в как минимум двух сферах профессиональной деятельности. Личный опыт продолжительной работы в китайской среде, взаимодействия с китайской стороной в том или ином виде - важнейший инструмент проверки объективности собственных и чужих экспертных оценок происходящего. 

К сожалению, в современной России лишь ограниченное число лиц соответствует указанным выше базовым критериям, которые являются предпосылкой для анализа и прогнозирования ситуации в современном Китае. Зачастую российские СМИ и исследовательские структуры транслируют прогнозы далекие от реальной ситуации специалистов, не удовлетворяющих вышеуказанным критериям, не имеющих опыта долгого пребывания в Китае, работы с китайцами, либо не знающих китайского языка. 

Прогнозы

Совокупность инструментов создания экспертной оценки отражается в способности эксперта давать точные или близкие к точным прогнозы происходящего, а не только  описывать причины уже произошедших событий. В «Южном Китае» введена практика создания ежегодных прогнозов происходящего в экономике и политике Китая и слежения за их точностью, что является беспрецедентным для российского и западного востоковедения. Аналогичная практика существует только в западных исследовательских центрах, таких как Stratfor и других. Высокая точность наших прогнозов основывается на максимальном охвате актуальных источников на китайском, английском и русском языках, значительном совокупном опыте проживания и работы в Китае, работе со всеми видами источников и их анализе на основании объективных методов исследования Китая, разработанных в «Южном Китае». 

«Южный Китай», 21.07.2016

Нашли опечатку - выделите и нажмите ctrl+Enter

Поделиться
comments powered by HyperComments

   

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.