Словарь 翻译
Курс
  • 1 USD = 59.82 RUB
  • 1 USD = 0 CNY
  • 1 CNY = 88.61 RUB
  • 1 HKD = 0 RUB
  • 1 SGD = 43.96 RUB
Погода
  • 29 °C Гонконг
  • 29 °C Гуанчжоу
  • 30 °C Шэньчжэнь
  • 26 °C Макао
  • 28 °C Санья
  • 28 °C Сингапур
  • 23 °C Пекин
  • 32 °C Шанхай
  • 36 °C Сиань
  • 37 °C Чунцин
  • 25 °C Москва
  • 21 °C Санкт-Петербург
  • 18 °C Екатеринбург
26 июля 2017, среда, 18:29 (Гонконг)

Семь мифов о Компартии Китая

За последнюю неделю в Китае набирает обороты общественная дискуссия о "коммунизме" и его достижимости для китайского общества, из уст радикалов все увреннее звучат сомнения в устойчивости КПК и верности ее членов идеалам "коммунизма". "Южный Китай" постарался развеять ряд мифов относительно КПК, бытующих в России.

"Китай – тоталитарная страна с единственной партией"

В КНР зарегистрировано восемь политических партий Революционный комитет Гоминьдана, Демократическая лига Китая, Ассоциация демократического национального строительства Китая, Ассоциация содействия развитию демократии Китая, Рабоче-крестьянская демократическая партия Китая, Партия Чжигундан Китая, «Общество 3 сентября», Лига демократической автономии Тайваня. Члены Компартии занимают в парламенте страны – Всекитайском собрании народных представителей – 2157 мест из 2987. Много, но не все.

Кроме этого в стране существуют и другие политические организации. Китайский союз коммунистической молодежи, Всекитайская федерация профсоюзов, Всекитайская женская федерация – назвать эти многомиллионные организации «марионетками» КПК, ручными партиями и организациями нельзя, они имеют право голоса и используют его весьма активно.

"Марксизм-ленинизм – реальная идеология КПК"

Марксизм-ленинизм не идеология, а скорее одна из философских баз китайских коммунистов (к другим можно отнести и конфуцианство, например). Реальной идеологией признается «социализм с китайской спецификой» - этот термин был выдвинут Дэн Сяопином в начале 80-х годов. Термин по сути означающий социал-национализм закреплен в уставе КПК на 18-ом съезде в 2012 году. Его суть сводится к построению социализма для одной отдельной взятой страны и нации и близок к понятию сталинизма. Марксизм-ленинизм, подразумевающий экспорт революции и социализма – в современном Китае не является генеральной линией партии.

Реальное содержание политики «социализма» в Китае - равный доступ к возможностям для всех членов общества, хотя бы в декларативной форме. В этом коренное противопоставление Компартии и Нацпартии Гоминьдан, которая формировала в Китае класс аристократии противопоставлявшийся народным массам. Сейчас это позиционирование Компартии поставлено под сомнение в связи с появлением так называемой «красной артистократии», КПК переживает острый кризис позиционирования в идеологии. Попытки выхода из этого «размывания идентичности» видятся в широкой объединительной функции КПК для всех слоев общества и политических сил, например по принципу формирования партии "Единство" в России, чей опыт, без сомнения, изучается КПК.

"Компартия Китая – партия рабочих и крестьян"

На 30 июня 2015 года в партии состояло почти 88 млн членов. Из них рабочих – только 7,3 млн человек, или менее 10%. Самая крупная группа партийцев – 25,9 млн человек – это крестьяне. Вторая группа – или точнее «полюс» - это управленцы и техспецы, партийные кадры и служащие – 12,5 млн, 9 млн и 7,4 млн человек соответственно. Таким образом партия разделена на 30 млн малограмотных и малообеспеченных и 30 млн имеющих высшее образование и обеспеченных членов – это судя по всему и является главным политическим противоречием внутри КПК – такое же разделение существовало и в советской КПСС, в которой доля грамотных специалистов резко возросла в 70-х и 80-х годов. Трудно дать одинаковую политическую программу и цели для интеллигенции и крестьянства. Весьма примечательно, что к моменту завершения Культурной революции большая часть высшего руководства КПК была представлена военными. Таким образом в 80-х годах КПК была партией «военных и крестьян».

«Коммунисты контролируют рынок»

Второе коренное отличие от КПСС – широкое присутствие в КПК представителей бизнеса, которые вводятся в состав партии, начиная с 2002 года. С 1980-х годов сама КПК осуществляет планомерный переход на рыночные рельсы, а в 2014 году на 3-м пленуме 18-ого созыва впервые прозвучала формулировка об «определяющей роли рынка в развитии страны». По сути дела политическая элита Китая идет тем же курсом, что и Россия после распада СССР, только без смены бренда, и избегая опасных катаклизмов, отпугивающих инвесторов. В Китае коммунисты «не контролируют рынок», а являются его частью, лоббируя интересы крупных "красных" корпораций. Компартия сохраняется не по причине идеологической верности идеалам коммунизма, а как инструмент легитимации права ряда групп на крупную собственность и монополии. Исчезновение партии или утрата власти приведет к неконтролируемому переделу сектора крупных корпораций в стране.

Коренное противоречие в политической системе Китая – конфликт между классом средних и мелких собственников, которые представлены Комсомолом и классом крупных собственников, которые представлены высшим руководством Компартии. По мере нарастания экономического кризиса – интересы этих групп будут расходится все больше, а конфликт нарастать. 

"Компартия всегда управляла КНР"

Как минимум в период Культурной революции и после нее – в течение около 25 лет партия имела второстепенное значение в управлении страной в центре и на местах. Начиная с 1966 года практически все партийные организации были разгромлены отрядами хунвэйбинов – молодежного движения, чей "красный террор" был сакнционирован Мао Цзэдуном, утратившим контроль над КПК.

Хунвэйбинам и их ревкомам фактически подчинялась народная милиция, министерство транспорта, печать, минобразования, большинство административных структур было парализовано страхом. Бесчинство «красных стражей» позволило перехватить власть армейским группировкам – в 1967 году в охваченный беспорядками Ухань, жители которого начали самоорганизовываться для борьбы с хунвэйбинами, вошли армейские части под командование генерала  Чэнь Цзайдао. Усмиривший хунвэйбинов генерал однако не позволил прибыть в Ухань и партийному руководству, и сдался властям только после приближения к Ухани нескольких дивизий НОАК. Это ознаменовало переход власти в руки армии и Линь Бяо. Последнего однако удалось сместить другой группе генералов, однако военная власть Центрального военного совета сохраняла фактический контроль над страной до 1992 года.  Партийное руководство вернулось в страну с приходом Цзян Цзэминя и сохраняется по сей день. Однако утрата партией политического авторитета не исключает повторения тех или иных событий прошлого. Наблюдатели нынешних политических процессов не могут не заметить, что с одной стороны в нынешнем Китае усилилась роль армии, с другой - в Гонконге появились активные молодежные протесты, структурно напоминающиее "комсомольские" выступления на Тяньаньмэни в 1989 году.

"В Китае существует абсолютный принцип сменяемости власти"

Принципы сменяемости власти в КПК ввели Е Цзяньин и Чэнь Юнь, которые через сменяемость лидеров фактически планировали закрепить собственный контроль над страной.  Их идею озвучил ставленник этой группы -  Дэн Сяопин. Регулярная сменяемость власти в Китае наблюдается только третий раз – и не без сбоев. Цзян Цзэминь не передал пост «верховного главнокомандующего» следующему генесеку сразу – а только спустя два года, что являлось ярким признаком попытки сохранить контроль над системой. В свою очередь нынешнему генсеку Си Цзиньпину прочат либо «неконституционный» третий срок, либо оставление за ним поста в партии – что также будет очередным признаком отсутствия какой-либо декларируемое системы сменяемости власти. Во власти КНР сейчас сложилась уникальная ситуация – когда живы и активно борются за власть три генеральных секретаря Цзян Цзэминь, Ху Цзиньтао и Си Цзиньпин. 

"Прием в коммунисты становится более строгим"

Сейчас Компартия является самой многочисленной политической организацией в мире, не считая китайского Комсомола, который на миллион опережает своего «старшего брата». С 2007 года в партию вступало около 2,5 млн человек ежегодно, а за последние 15 лет ее численность увеличилась на треть. В 1922 году в ней состояло лишь 192 человека, после ее сращивания с Гоминьданом (1927) – 58 000 человек, к концу гражданской войны (1945) – 1,21 млн. Исследователи отмечают, что СССР развалился, когда количество членов КПСС составило более 10% населения страны. Сейчас количество членов КПК около 8% от населения Китая. Вопреки нынешней официальной риторике об ужесточении отбора в партию число вступивших в партию постоянно растет.

«Южный Китай», 01.10.2015

Нашли опечатку - выделите и нажмите ctrl+Enter

Поделиться
comments powered by HyperComments

   

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.