Словарь 翻译
Курс
  • 1 USD = 59.63 RUB
  • 1 USD = 0 CNY
  • 1 CNY = 89.87 RUB
  • 1 HKD = 0 RUB
  • 1 SGD = 43.95 RUB
Погода
  • 18 °C Гонконг
  • 13 °C Гуанчжоу
  • 18 °C Шэньчжэнь
  • 12 °C Макао
  • 26 °C Санья
  • 28 °C Сингапур
  • 7 °C Пекин
  • 11 °C Шанхай
  • 11 °C Сиань
  • 11 °C Чунцин
  • 1 °C Москва
  • -1 °C Санкт-Петербург
  • -1 °C Екатеринбург
20 ноября 2017, понедельник, 15:40 (Гонконг)

Эффект домино: более 15 000 технологических предприятий намерены покинуть Шэньчжэнь

Сегодня южно-китайский Шэньчжэнь - символ технологического развития Китая - стоит на трех корпоративных «китах» Huawei 华为, ZTE 中兴 и Tencent 腾讯. В середине и конце мая город, да и весь Китай, потрясла новость об уходе из мегаполиса Huawei и ZTE. В результате их ухода "китайская силиконовая долина" может не только потерять статус наиболее развитого региона Китая, «похудеть» на несколько процентов ВВП, но и столкнуться с более серьезными проблемами. 

Основным фактором притока новых внутренних инвестиций в «пригород Гонконга» до сегодня оставалась уверенность внутренних инвесторов в блестящем будущем молодого технологического мегаполиса: достаточно упомянуть, что цены на недвижимость в Шэньчжэне выросли на 90% за последний год, в то время как Шанхай, Пекин и Гуанчжоу могли похвастаться лишь считанными процентами, не говоря уже о городах «второго» и «третьего» ряда, погружающихся в хаос надвигающегося финансового кризиса.

Мэр против Шэньчжэня

Масла в огонь подлили сами официальные власти: мэр города Сюй Цинь, который ранее не возглавлял ни одной муниципальной структуры, а работал в отделе статистики китайского «госплана» Комитета по развитию и реформам Госсовета КНР в далеком Пекине, заявил, что горожанам не надо беспокоится о выводе технологических компаний из города, ведь «в Шэньчжэне траты на высокотехнологичный сектор уже превысили 40% ВВП города, что сопоставимо только с экономиками Израиля и Южной Кореи». Мэра, по его словам, больше озаботило развитие обычной экономики,  качество жизни горожан и экология - все то, что как известно, находится в «китайской силиконовой» долине, появившейся на глазах одного поколения, не в лучшем состоянии. 

Согласно заявлению Сюй Циня, в самое ближайшее время Шэньчжэнь покинут 15 000 предприятий высокотехнологического сектора, что значительно отличается от первоначальных известий об уходе лишь ZTE и Huawei. 

Вырвать высокотехнологичное «сердце» из мегаполиса предполагается для переноса источников развития в отсталые районы провинции Гуандун, окружающие центр его развития - дельту Жемчужной реки (Гуанчжоу-Чжухай-Шэньчжэнь-Макао-Гонконг). Планы по такому переносу разрабатываются правительством еще с июля 2013 года, когда в городе действовало старое руководство, обновившееся в 2015 году. Согласно планам, предприятия Шэньчжэня будут выноситься в горные районы Гуандуна, расположенные в 70-150 км от Шэньчжэня: и хотя речь идет о Северном, Западном и Восточном Гуандуне (粤北、粤东、粤西)- вынос прежде всего будет произведен в Хэюань.

Хэюань - одно из древних поселений китайского субэтноса хакка - расположен в 150 км от Шэньчжэня. К плюсам Хэюаня можно отнести стоимость аренды земли, иногда в десятки раз ниже, чем в Шэньчжэне, метр площади в котором подскочил за год с  RMB 29577 до 56149. Уже сегодня в экологически чистом районе до 60% предприятий нерезидентов города - из Шэньчжэня. Креативному процессу будет способствовать древняя архитектура, горы и крупнейшее водохранилище Гуандуна - Синьфэнцзян. 

Единственным минусом города является недостроенная скоростная железнодорожная ветка до Шэньчжэня, идущая в направлении соседней провинции - города Ханчжоу (Чжэцзян, Шанхайскй регион). При условии ее появления, а этого ждут уже с конца 2015 года, доехать до северной части Шэньчжэня можно будет за полчаса, сегодня - это два с лишним часа в далеко не самых лучших поездах. Стоит ли упоминать, что Хэюань - это пожалуй единственное место в провинции Гуандун, где происходят землетрясения? В феврале 2013 года здесь произошло землетрясение магнитудой 4,8. Этот факт ставит крест на возможности производить в Хэюане микропроцессоры, требующие нулевой вибрации.

Перенос основной массы производств в Хэюань будет иметь еще одно последствие - в очередной раз укрепляющийся технологический кластер Гонконг-Шэньчжэнь-Гуанчжоу, грозящий стать крупнейшей в мире моноэтнической агломерацией с преобладанием кантоноязычного субэтноса, будет частично разорван на разрозненные и плохо обеспеченные коммуникациями центры.

Согласно планам ZTE, в июле 2016 года начнется перенос производств в Высокотехнологическую зону Хэюаня (河源高新区). К октябрю 2016 года начнется производственный процесс, а уже в 2017 году ZTE принесет в экономику «горного городка» 10 млрд юаней ВВП, к 2018 году - 30 млрд юаней. К концу «пятилетки», или к 2022 году только один ZTE даст Хэюаню (河源,«Исток реки») 100 млрд юаней, или свыше 15 млрд долларов по нынешнему курсу. В городе, надежно спрятанном горами Линнань от волнений военно-политического кризиса Южно-Китайского моря, ZTE развернет производство телекоммуникационного оборудования, мобильных устройств. Только лишь центр подготовки разработчиков ZTE займет площадь в 200 гектаров. Стоимость такого переноса оценивается в 10 млрд юаней (чуть меньше 2 млрд долл). 

Как ожидается, ВВП Шэньчжэня, растущий на 7,8% в год, что гораздо выше среднего показателя по КНР (6,8-6,9%), в 2016 году перегонит размер экономики Гонконга, которая лишь 25 лет назад составляла пятую часть от всей тогда еще неразвитой экономики КНР. 

Панику внутренних инвесторов, предрекающих «закат Шэньчжэня», и как следствие быстрое схлопывание раздувшегося до астрономических размеров пузыря на рынке недвижимости, не смогли остановить заявления мэра Сюй Циня, решившего дать задний ход, и сообщившего, что ««Хуавэй» и ZTE не покинут города». К «флэшмобу» «убеги из Шэньчжэня» подключились и западные фирмы - например, о приостановке своих производств в городе заявил недавно британский «Филлипс». 

Вопросы стоимости аренды - не последние факторы в решении компаний покинуть город. Например, общая площадь коммерческой недвижимости «Хуавэй» - 6,833 млн кв м, из которых на гуандунский район Дунгуань приходится одна треть, или 2 млн кв метров, а на Шэньчжэнь - 1,6 млн квадратных метров. 

«Выхода нет»

Китайская пресса охарактеризовала начавшийся процесс «эффектом домино», сеть буквально захлестнули статьи с заголовками «Не дайте убежать Хуавэю». Последним ярким аккордом в «технологическом закате Шэньчжэня» стало доклад директора корпорации "Хуавэй" Жэнь Чжэнфэя на заседании правительственных и научных структур по научно-техническим вопросам на высшем уровне, на котором председательствовал премьер Ли Кэцян

Доклад немало удивило присутствующих. В своей речи Жэнь Чжэнфэй сообщил, что «Хуавэй потерял ориентиры и не видит будущего в развитии». 

Доклад напоминает ультиматум правительству, в котором заявляется, что Хуавэй значительно перегнал тройку лидеров коммуникационной сферы (Алибаба, Тенсент, Байду) по объемам вложения в разработки, но «не видит никаких перспектив». Никаких перспектив в этой стране - читается между строк в послании. Рассуждения о туманности будущего, пожалуй, остались бы без внимания, если бы они не происходили на фоне паники по «закату Шэньчжэня».  На официальном уровне «Хуавэй» отверг «бегство из Шэньчжэня», однако из последнего письма становится явным достаточно острый конфликт корпорации с местными властями в Шэньчжэне, ведущими достаточно противоречивую политику в отношении мегаполиса и его «градообразующих» предприятий.  

«Техника молодежи» 

Свет на внутренний конфликт корпораций и властей Шэньчжэня, явным образом разрушающих Шэньчжэнь в пользу Хэюаня и Дунгуаня, может пролить состав руководства Хэюаня - основного бенифициара «заката Шэньчжэня». Так же как и Дунгуань в свое время - Хэюань - одна из основных баз «комсомольской» группы в Компартии Китая, которая, судя по всему, проигрывает битву за контроль над Шэньчжэнем ставленникам Си Цзиньпина и пытается перенаправить поток в свои вотчины. Первый секретарь города Хэюань Хэ Чжунъю (何忠友) - уроженец «базы комсомольцев» - провинции Аньхой, откуда родом и бывший губернатор провинции Ван Ян, сам премьер Ли Кэцян, а также третья фигура в руководстве Шэньчжэня - Ли Хуанань. Хэ Чжунъю, как и мэр города, его напарник Пэн Цзяньвэн - были назначены еще при предыдущем, «комсомольском» генсеке Ху Цзиньтао. Хэ Чжунъю - по совместительству вице-губернатор провинции Гуандун, что весьма странно, так как позиция мэра в относительно неразвитом регионе не соотносится с влиянием чиновника на областном уровне. На позиции замгубернатора провинции Гуандун, а это если брать отдельно от Китая - 15-ая экономика мира, например, ему составил компанию новый мэр Шэньчжэня и земляк супруги Си Цзиньпина - Ма Синжуэй.   

Если версия о столкновении интересов верна, то «закат Шэньчжэня» приобретает рукотворный, плановый и статистически верный характер. В таком случае его может прекратить только вмешательство внешних сил или обстоятельства непреодолимой силы, которые в английской юридической практике называются God’s Will.

Виктор Николаев

«Южный Китай», 03.06.2016

Нашли опечатку - выделите и нажмите ctrl+Enter

Поделиться
comments powered by HyperComments

   

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.