Словарь 翻译
Курс
  • 1 USD = 57.86 RUB
  • 1 USD = 0 CNY
  • 1 CNY = 84.06 RUB
  • 1 HKD = 0 RUB
  • 1 SGD = 40.72 RUB
Погода
  • 21 °C Гонконг
  • 24 °C Гуанчжоу
  • 24 °C Шэньчжэнь
  • 9 °C Макао
  • 26 °C Санья
  • 28 °C Сингапур
  • 7 °C Пекин
  • 4 °C Шанхай
  • 10 °C Сиань
  • 9 °C Чунцин
  • -5 °C Москва
  • -7 °C Санкт-Петербург
  • 1 °C Екатеринбург
22 февраля 2017, среда, 21:29 (Гонконг)

Продажа «Роснефти» и начало эпохи нефтяного юаня

США, впервые с 2012 года, вывели в море шесть из десяти своих авианосцев, пять из которых двигаются в направлении Китая или находятся в Южно-Китайском море. Причиной таких действий мог стать возможный поворот Китая к политике создания независимой от доллара торговой зоны юаня, о которой «Южный Китай» писал в апреле этого года.  

Одним из шагов к воплощению этой стратегии может стать покупка доли и контроль над «Роснефтью», а также появление России на Шанхайской энергетической бирже. Несмотря на очевидно выгодную сделку по приобретению главного актива современной России, в самом Китае, однако, существует мощное противодействие этому курсу - ставку на внутреннюю нефтяную и политическую «оппозицию» делают американские нефтяники, чей мировой экспорт только за последние три месяца вырос почти в восемь раз. 

Американское нефтяное цунами

2016 год стал годом больших перемен на мировом нефтяном рынке. Экспорт американской нефти WTI, запрет на который был снят 18 декабря 2015 года, лишь за первые три месяца 2016 года вырос в семь раз. В январе США экспортировали 1,2 млн барреля нефти, в феврале экспорт удвоился, достигнув 2,9 млн баррелей, а в марте он уже превосходил январский показатель почти в восемь раз, достигнув 8 млн баррелей. Основная часть американской нефти была направлена в Италию и Японию. 

Американские эксперты, пытаются сдержать панические настроения среди конкурентов, и отмечают, что на экспорт WTI сильно влияет стоимость перевозки. Тем не менее, не трудно рассчитать к каким показателям придет уже к концу 2016 года американский экспорт, если динамика его роста останется неизменной. Только по состоянию на апрель экспорт нефти из США достиг 100-летнего максимума. 

Применение революционных технологий фрэкинга привело к удвоению американского производства нефти с 2011 по 2015 год, а также вывело США в тройку крупнейших производителей черного золота. Саудовская Аравия и Россия, которые находятся на первом и втором месте не без оснований обеспокоены возможным появлением нового и сильного конкурента на традиционных рынках сбыта. 

В апреле американская нефть появилась и в Китае - это была лишь капля в море, 16 700 баррелей. В мае на НПЗ компании Sinopec в городе Маомин (Гуандун), которым когда-то руководил член Политбюро Чжан Гаоли, пришла первая партия американской нефти WTI объемом в 43 000 тонн. 20 июня, прямо перед визитом Владимира Путина в Пекин и обсуждения сделки по продаже доли «Роснефти», в Маомин прибудет вторая партия американской нефти - в три раза больше, чем предыдущая - 130 000 тонн - свыше 1 млн баррелей. Только, учитывая эти данные, рост американского экспорта с марта по июнь вырастет в более чем 50 раз.  

Нефтяной юань против нефтедоллара 

Появление нового игрока на рынке предложения нефти происходит на фоне репетиции углеводородного апокалипсиса, когда в феврале 2016 года цена на нефть упала до 26 долларов за баррель, что стало серьезной угрозой социальной стабильности и даже существованию политических режимов большинства нефтеэкспортеров мира.

В условиях, когда рынок самих США и Евросоюза находится под куполом военно-политического влияния Вашингтона, рынок Китая, потеснившего США с позиции самого большого потребителя нефти, становится по сути единственной альтернативой для большинства нефтеэкспортеров Азии. В 2015 году импорт нефти в Китай достиг 332,63 млн тонн, составив 62,2% от всего объема потребляемой страной нефти. За последние 10 лет Китай увеличил импорт нефти в два раза. В апреле 2016 года Китай ежедневно импортировал 7,96 млн баррелей в день, что на 7,6% больше, чем в прошлом году, и 3,5% больше, чем в марте. Рекорда импорт нефти в Китай достиг в феврале 2016 года, составив 8,04 млн баррелей в день.

Однако Китай не только покупает нефть, но и является самым большим экспортером товаров для большинства стран Азии, за исключением Индии. Это в полной мере относится к двум Кореям, странам Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока, Центральной Азии и России. Такая взаимодополняемость стран региона на фоне растущего желания США не только заполнить ниши на рынке нефти, но и внеэкономическими методами ликвидировать конкуренцию, создает выгодную для экономики Китая ситуацию перехода во взаиморасчетах между странами на юани. Разрастающиеся противоречия между США и Саудовской Аравией, а также между США и Россией, волатильность на рынке нефти, торгующейся за доллары - толкают последних к более тесному сотрудничеству с китайскими властями. 

Шанхайская нефтяная биржа

Китайская экономика и юань далеко не идеальны с точки зрения замещения доллара. Нестабильность фондового рынка Китая, замедление темпов роста китайской экономики - все это вселяет сомнения в азиатские страны по поводу перспектив использования и стабильности будущей "нефтяной народной валюты" (石油人民币). С другой стороны для таких стран как Россия и Саудовская Аравия при обострении отношений с США и вероятностью роста американского давления альтернативой китайской волатильности может стать куда более серьезные социально-политические последствия.

Вторым важным обстоятельством, которое делает возможным появление «нефтяного юаня» и ведения полноценной торговли в юанях является позиции Китая как крупнейшего импортера других товаров - железной руды, меди, золота и целого ряда важнейших позиций в сельском хозяйстве, а также потенциально огромный рынок торговли экологическими квотами. Последнее обстоятельство делает возможным появление в Азии полноценного аналога западного биржевого альянса ICE, значительно консолидировавшегося в начале 2013 года.

Вершиной такого китайского биржевого конгломерата, который может стать инструментом поглощения юанем значительной части мировой торговли, должна стать Шанхайская нефтяная биржа (Шанхайская энергетическая биржа INE), создание которой однако откладывается уже в течение нескольких лет, но ожидается, согласно заявлениям китайских властей во-втором квартале 2016 года.

После открытия биржи на ней ожидается появление целого роя игроков: торговля на INE может вестись контрактами от 100 баррелей, тогда как контракты на Brent и WTI торгуются от 1000 баррелей. Однако на торговлю будут введены лимиты, которые не позволят цене колебаться больше или меньше, чем на 4% в день. Биржа переведет мир нефти на пекинское время и будет работать с 9.00 до 11-30 и с 13-30 до 15.00, закрываясь в то время, когда московские офисные менеджеры еще не успеют выпить первую кружку кофе. 

Согласно официальным заявлениям, постоянно откладывающиеся решение о начале функционирования биржи и торгов нефтяными фьючерсами за юани связано с рядом нерешенных вопросов технического характера. Тем не менее, открытие INE прежде всего находится во власти Китайской комиссии по регулированию ценными бумагами, и связано с политическими вопросами выработки курса экономики страны.

Обсуждение нефтяного юаня началось в прессе КНР внезапно, до июньских публикаций такая стратегия не обсуждалась вообще, хотя очевидно, что идея витала в воздухе. Перспективы начала функционирования INE и торговли фьючерсами на нефть за юани скептически оцениваются китайскими респондентами ряда изданий, которые отмечают, что INE потребуется 10-30 лет, чтобы догнать конкурентов. Однако вряд ли можно сказать, что INE недооценивается американскими СМИ.

Сколько энергии и ресурсов потребуется китайскому руководству для реализации финансового доминирования в Евразии сказать сложно, хотя очевидно, что реализации такой задачи может стать мотивирующей для всей современной элиты КНР и группы Си Цзиньпина в частности - как минимум на краткосрочный период стагнации экономики - и позволит сплотиться вокруг "коренного лидера". 

Вытеснение американского доллара из стран Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии и России - фактически означает объявление войны США. Существует большая вероятность, что пять авианосцев США, выведенные в море и движущиеся или находящиеся в регионе Восточной Азии, связаны с последними изменениями в нефтяной стратегии Китая, предстоящими переговорами по приватизации Роснефти и арабского нефтяного гиганта Arаmco. 

«Банда нефтяников» и «комсомольцы» 

По вопросам «нефтяного юаня» в самом руководстве Китая существует определенная борьба мнений между лояльными американским корпорациям руководителям «комсомольской» группы, группы внутренних производителей «нефтяников», а также близкой к ним «шанхайской» политической группы, отстаивающий интернациональное видение будущего превращения юаня в мировую валюту через вхождение юаня в корзину валют МВФ на основании взаимного согласия с мировыми финансовыми элитами.

Для всех указанных групп появление «нефтяного юаня» и замены внутреннего производства арабским и российским импортом - не принесет пользы или приведет к очевидному вреду и потере влияния. Очевидно, что конфликт в нефтяной отрасли и стратегические вопросы ее развития, которые имеют непосредственное отношение к вопросам государственной безопасности, не будут выноситься на публичное обсуждение. Однако косвенным признаком такой борьбы стала частая смена руководителей Госуправления по делам энергетики (国家能源局), вырабатывающего решения в том числе и нефтяном секторе.  

В 2013 году был арестован его руководитель Лю Тенань, назначенный при бывшем генсеке Ху Цзиньато, который также занимал позицию замглавы Комитета по развитию и реформам КНР, китайским аналогом «госплана». Сегодня управление возглавляет уйгур по национальности Нур Бекри, бывший мэр столицы Синьцзяна Урумчи и глава правительства Синьцзян-Уйгурского автономного района. Энергетическое управление до Нур Бекри занимали уроженцы «шанхайского» региона У Синьсюн и Чжан Гобао.

Правление нового лидера страны, выстраивающего Шелковый (а может быть «нефтяной») путь от Синьцзяна и Пакистана до Египта и Саудовской Аравии, началось с разгрома «Банды нефтяников» (石油帮) крупнейшего предприятия нефтяной отрасли Китая - Китайской нефтегазовой корпорации CNPC (中石油). Кроме генерального директора Цзян Цземиня (蒋洁敏,не путать с Цзян Цзэминем) и еще 11 топ-менеджеров корпорации, управляющих крупнейшими Дацинским (大庆石油田) и Таримским месторождениями (塔里木油田), пожизненное заключение получил и бывший член Политбюро, нефтянник по образованию, а также руководитель CNPC Чжоу Юнкан, занимавший пост в том числе и первого секретаря обкома провинции Сычуань - места сосредоточения крупнейших запасов сланцевого газа и нефти в Китае и мире.

В июле 2015 года в госпрессе КНР появились прямые намеки на связь «банды нефтяников  с правой рукой "шанхайского" генсека Цзян Цзэминя и зампредседателя КНР (2003-2008) при генсеке Ху Цзиньтао - Цзэн Цинхуне. Обновленное руководство CNPC сегодня - основной партнер «Роснефти» на китайском направлении.

Приход к власти Си Цзиньпина сопровождался борьбой с нефтяными кланами, внутренними производителями в стране. Наступление новой нефтяной эпохи низких цен на нефть привело к резкому сокращению стоимости нефтяных активов и острой борьбой за сохранение позиций собственной нефтяной промышленности в Китае. Себестоимость добычи нефти в КНР по технологическим и другим причинам составляет от 45 до 53 долл, что предполагает быструю деградацию отрасли в стране при низких мировых ценах на нефть. Добыча Sinopec (中石化) сократилась в 2015 году на 5%, CNPC (中石油) - на 1,5%. Даже добыча на шельфе у корпорации CNOOC (中海油) сократилась на 5%, по причине истощения большинства месторождений, открытых еще в 80-х годах. 

В этих условиях для нефтяной отрасли Китая существует три возможных варианта развития ситуации: дотирование нефтяной отрасли со стороны государства с целью обеспечения энергетической безопасности страны, что однако стало бы неподъемной задачей в условиях аналогичного дотирования угольной и сталелитейной отраслей, переход на массовое потребление сначала зарубежной, а при определенных политических условиях американской нефти, а по сути дотирование американской промышленности, либо расширение сотрудничества с российскими и арабскими нефтяными компаниями и параллельное активное освоение шельфа Южно-Китайского моря, вопреки риску обострения международной ситуации. В ходе активного противостояния в китайском руководстве победили сторонники последнего варианта. 

Это привело к появлению внутренней нефтяной оппозиции, которая сегодня в самом упрощенном виде сводится к руководителям Таримского и Дацинского нефтяных месторождений. Первое находится в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, одна из партийных газет которого в марте опубликовала письмо с требованием отставки Си Цзиньпина, а второе в приграничной с Россией Хэйлунцзяне, который возглавляет бывший первый секретарь лояльно относящейся к американским корпорациям комсомольской организации Лу Хао. Известно, что планируемое расширение нефтепровода Сковородино-Мохэ было сорвано китайской стороной - прежде всего руководителями, находящегося в Хэйлунцзяне месторождения Дацин. Если Хэйлунцзян зависит от производства нефти частично, то Синьцзян полностью сидит на таримской нефтяной игле и дальнейшее сокращение цен и сворачивание производства нефти грозит потерей ее руководству утратой былого политического влияния в том числе и в рамках всего Китая.

Относительно сложная обстановка сохраняется и вокруг Шанхайской нефтяной биржи - начало ее функционирования полностью находится в руках недавно назначенного регулятора фондового рынка Лю Шиюй - человека одинаково близкого как к «шанхайской» так и к «комсомольской» группе в Компартии Китая. Лю Юйши занял свой пост после отстранения Сяо Гана - «шанхайского» руководителя ведомства. Очевидно, что фигура Лю Шиюй играет блокирующую функцию для реализации плана «нефтяного юаня». 

Приватизация Роснефти и Aramco 

Для функционирования биржи нужны зарубежные игроки. Однако пул игроков вряд ли спешит пополниться иностранными участниками - начало торговли фьючерсами за юани чревато любыми, самыми негативными обстоятельствами для игроков - за примерами далеко ходить не надо. «Нефтяное лобби» США физически уничтожило за последние 15 лет режимы Ливии и Ирака, не говоря об активном участии в «арабской весне» на территории ряда государств Ближнего Востока. Первый шаг для такой торговли может и хочет сделать Россия, однако руководство страны хочет сохранить поле дня маневра, тогда как китайские инвесторы стремятся максимально тесно связать «Роснефть» узами вечной дружбы с Поднебесной. Обстоятельства участия «Роснефти» и торговли нефтью марки ESPO на INE неизвестны, что оставляет широкое поле для спекуляций. 

Тем не менее, из сообщений участников сделки по приобретению CNPC известно, что руководство китайской нефтяной компании хотело бы получить больше прав на осуществление управления главной российской корпорацией. Сегодня CNPC владеет 0,62% акций «Роснефти», тогда как после приобретения 19,5% ее акций доля CNPC превысит 20%-порог и превысит долю британской компании, которая также владеет 19,75% акций российской корпорации. В совете директоров нефтяного гиганта девять человек, двое из которых британцы. Если исходить из логики китайского заявления, Китай претендует на большее число мест в совете директоров или на три позиции, что вместе с британцами образует большинство в составе директоров корпорации. О том, что такое сближение возможно, говорит тесное взаимодействие между BP и CNPC. Однако для выдвижения требований о праве на управление компанией со стороны CNPC иметь 20,12% акций не достаточно, тем не менее у CNPC имеются сильные аргументы.

C самого начала существования «Роснефти» в реализации ее политики по консолидации российских нефтяных активов CNPC неизменно выступала доступным кредитором, помогая созданной на основе активов российского «Юкоса» компании скупать российские нефтяные компании, получая при этом выгодные для себя условия, а иной раз и в одностороннем порядке требуя дополнительных скидок. Сотрудничество между двумя корпорациями увенчалось историческим контрактом (2013) на поставку «Роснефтью» 375 млн тонн нефти в КНР в ближайшие 25 лет. По мнению аналитиков «Сбербанка CIB» на начало 2016 года, однако, корпорация, которая испытывает сильное давление от кредитного бремени, могла полностью получить предоплату от китайской стороны, однако не до конца выполнить условия поставок в Китай на 2016 год. Последний, выступая как дружественный кредитор, ожидает от руководства «Роснефти» серьезных уступок в том числе, и играя на противоречиях с Саудовской Аравией. 

В начале 2016 года Китай допустил ситуацию, когда импорт сырой нефти из России впервые превысил импорт из Саудовской Аравии. Реверанс в сторону России трудно объясним, если не учитывать готовящуюся сделку по приватизации крупнейшего нефтяного производителя в мире Arаmco. Китай, который является ожидаемым покупателем как доли в «Роснефти» так и в «Aramco», разыгрывает между продающими сторонами соревнование за лучшие условия будущей сделки, подогревая саудитов конкуренцией со стороны России, а Россию через сокращение доли использования нефти ESPO в шаньдунских нефтеперерабатывающих заводах, основном центре китайской нефтепереработке Циндао, заменяя ее на нефть из Африки и Латинской Америки за период февраль-апрель 2016 года.

В преддверии сделки неприятные комментарии, которые могут повлиять на ее исход, появились и в российской печати: например, в дочернем издании Правительства РФ «Российской газеты» Russia Beyond The Headlines была опубликована статья, в которой «Роснефти» предрекали судьбу «ЮКОСа», ликвидированного за попытку «торговать суверенитетом» или продать контрольный пакет акций американскому «Шеврону» и «Эксону». Кроме того, в публикации приводилось заявление министра экономического развития Улюкаева, который по совместительству входит в состав руководства китайского госбанка АИИБ, что сделка по «Роснефти» должна быть в любом случае завершена, так как на деньги от ее продажи рассчитывают в правительстве. Такое заявление лишает компанию маневра в переговорах и возможность напугать китайскую сторону их потенциальным срывом.

Сделка с Aramco может стать, наравне с приобретением «Роснефти», сделкой года и даже десятилетия для китайской нефтяной промышленности. Ситуация с Саудовской Аравией, рассорившейся с США, настолько важна для Китая, что в стране заменен старый посол, возглавлявший представительство Пекина в стране с 2007 года. Новый посол Ли Синьхуа - уроженец столицы провинции Гуандун - Гуанчжоу, древнего центра китайско-арабской торговли, который судя по всему, наиболее заинтересован в приобретении арабских нефтяных активов. 

Ожидаемый размер IPO Arаmco - 125 млрд долларов, что в пять раз больше рекордного IPO китайской корпорации Алибаба. Вся стоимость компании оценивается в 2,5 трлн долл. Сможет ли Sinopec одержать победу в исторической сделке - покажет время, однако до сих пор компания  смогла получить доступ лишь к покупке канадских нефтяных активов, которые характеризуется одной из самой высокой себестоимостью добычи в мире.

Несмотря на очевидную второстепенность сделки по «Роснефти» перед перспективой приобретения доли Aramco - это единственные надежно защищенные поставки нефти в Китай. В случае обострения китайско-американских отношений и разрастания конфликта в Южно-Китайском море, а также роста напряженности в Индийском океане, поставки арабской и иранской нефти, а также добыча в Южно-Китайском море будут поставлены под угрозу, тогда как поставки по ВСТО будут гарантированно произведены. Сделка по Роснефти также, очевидно, гарантирована для Китая и не грозит непредвиденными эксцессами в отношениях с США, а срыв сделки по Роснефти вряд ли прибавит Китаю шансов в арабском IPО.

Виктор Николаев

«Южный Китай», 12.06.2016

Нашли опечатку - выделите и нажмите ctrl+Enter

Поделиться
comments powered by HyperComments

   

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.