Словарь 翻译
Курс
  • 1 USD = 59.13 RUB
  • 1 USD = 0 CNY
  • 1 CNY = 88.73 RUB
  • 1 HKD = 0 RUB
  • 1 SGD = 43.38 RUB
Погода
  • 28 °C Гонконг
  • 29 °C Гуанчжоу
  • 30 °C Шэньчжэнь
  • 33 °C Макао
  • 31 °C Санья
  • 29 °C Сингапур
  • 30 °C Пекин
  • 33 °C Шанхай
  • 32 °C Сиань
  • 35 °C Чунцин
  • 14 °C Москва
  • 16 °C Санкт-Петербург
  • 15 °C Екатеринбург
24 августа 2017, четверг, 13:21 (Гонконг)

THAAD: какая страна станет «подушкой ядерной безопасности» для Китая?

7 июля США и Южная Корея заявили о достижении окончательного решения по размещению противоракетных комплексов THAAD, несмотря на активные протесты Китая, считающего, что ПРО направлено на сдерживание его ядерного потенциала. Кроме очевидных последствий, размещение THAAD может поменять архитектуру безопасности всей Евразии, ведь теперь единственным и кратчайшим способом удара возмездия по США для китайский ядерных ракет становится путь через Сибирь и Арктику. Невероятным этот сценарий мог считаться еще 30 лет назад, когда Дальний Восток был неприступной «антикитайской стеной», но не сегодня, когда «разворот на Восток» для России становится новой реальностью.

ПРО, которое никого не защищает

Комплексы THAAD, которые в китайской прессе поэтично окрестили 萨德 «буддийскими» иероглифами «благодать бодхисатвы», вопреки официальной причине размещения (защита от Северной Кореи) будут размещены не в столице Сеуле - экономическом центре Южной Кореи, а в центре страны, районе города Тэгу. По официальной версии система ракет THAAD будет защищать порт Пусан, который может стать пунктом приема американских военных в случае вторжения Северной Кореи. Ранее размещенные под Тэгу комплексы «Пэтриот», которые и ранее были способны осуществлять оборону Южной Кореи от допотопной техники КНДР, будут перебазированы под Сеул, что делает официальную версию размещения THAAD еще менее достоверной.

Тем не менее, внимание Китая привлекает не столько ракетные комплексы корпорации Локхид-Мартин, сколько радары X-дипазона частот, покрывающее пространство радиусом 1000 км. После размещения радара, против которого, к слову протестуют местные жители района Сончжу, в зоне слежения окажутся все потенциальные запуски межконтинентальных ракет НОАК. К контролю спутников, которые китайские военные уже научились сбивать, добавится система слежения с покрытием провинции Хэйлунцзян, Цзилинь, Ляонин, Хэбэй, города Тяньцзинь, Пекин, провинции Шаньдун и Цзянсу, город Шанхай. Радар системы THAAD станет еще одной ступенью защиты к системам ПРО Японии и острова Гуам, сводящих возможность ядерного удара КНР через траекторию Тихого океана - к нулю.

Траектория движения ракет DF-41, которые теоретически способны преодолеть бескрайний Тихий океан и нанести удары по Лос-Анджелесу и Сан-Франциско - является единственным реальным способом ядерного удара возмездия или упреждающего ядерного удара Китая по США. Если не считать «фантастическую» кратчайшую траекторию движения из Западного Китая через Западную Сибирь и Арктику. 

От оборонительной стратегии к ускоренному созданию наступательного ядерного оружия

Первые переговоры по размещению THAAD в Корее начались в 2013 году и совпали с началом ускоренной модернизации наступательных ядерных сил КНР. Если еще в начале 2014 года российские военные эксперты дружно иронизировали над возможностями «допотопных» и «отсталых» возможностей КНР по нанесению ответного ядерного удара по США, отмечая, что для существенной модернизации МБР «Дунфэн-41» потребуется 20 лет, то уже к началу 2015 года те же самые обозреватели уже сухо констатировали резкий прорыв в модернизации ядерного оружия наступательного характера и возможностей китайских ядерных сил. Чудесным образом КНР не только обзавелось технологией железнодорожных мобильных ядерных комплексов и провело успешный пуск с «колес» в Западном Китае, но и продемонстрировала наличие гиперзвуковой ракеты, которую американцы окрестили Wu-14. 

Исследование «Космос и право на самооборону», опубликованное 11 июля Институтом Гудзона (Вашингтон, корпорация RAND), куда более откровенно сообщает о реальных причинах размещения THAAD и выстраивания глобальной системы ПРО. Авторы исследования прямо отмечают о рисках, которые несут новые ракетные разработки России и Китая, и необходимости сдерживать эти риски через усиление противоракетной обороны. Авторы исследования фиксируют и резкий поворот военной стратегии Китая от оборонительной, в частности создания средств уничтожения спутников, к наступательной, отмечая эффективные усилия Китая по созданию средств наступательного ядерного оружия. 

2020 - «Северная битва»  

Предположительно, 5 декабря 2015 года Пентагон зафиксировал пуск ракеты «Дунфэн-41», 12 апреля 2016 испытание повторилось. Ожидается, что принятие ракет на вооружение произойдет до 2020 года. Несмотря на скепсис российских военных обозревателей, привыкших мерять китайский военно-технический потенциал мерками времен Культурной революции, ускорение развитию китайским технологиям может придать тяжелое положение бывшего советского, а ныне украинского КБ «Южное» (Южмаш, Днепропетровск), которое оказалось в ситуации скорой ликвидации из-за разрыва с российским ВПК. США с тревогой наблюдают за состоянием китайско-украинского сотрудничества в данной сфере.

К 2020 году также, по стечению обстоятельств, завершается и создание глобальной спутниковой системы слежения «Бэйдоу», «северный ковш» - китайское название для созвездия «Большая медведица», которая сегодня покрывает квадрат от северных границ Китая до Австралии и Индии. Глобальная система наведения позволит китайскому ядерному оружию наносить точные удары по объектам противника. Любопытно, что иероглиф «ковш» также имеет и другое значение - «битва». При оценке глобального спутникового покрытия важно учитывать, что Арктика - наименее насыщенный спутниками США регион, чего нельзя сказать о спутниках российского ГЛОНАСС, соглашение о сотрудничестве с которым «Бэйдоу» было подписано 17 декабря 2015 года, через 12 дней после тестового пуска «Дунфэн-41» в Западном Китае.  

2020 год - также официальный срок завершения военной реформы в НОАК, которая находится под личным контролем операвтиного командующего вооруженными силами страны, которым является Си Цзиньпин.

Гипотетическое «открытое пространство» для Китая создает возможность уничтожить любой объект на территории США уже имеющимися средствами доставки «Дунфэн-41», чья дальность полета составляет до 15 000 км. Гипотетический перелет ракет через Северный полюс, где российские подводные лодки уже тестировали пуск баллистических ракет, делает китайский ядерный удар через "слепые места"  американской ПРО, в том числе и системы NORAD,  более эффективным.  

«От Дунфэна лятещего во дни, от вещи во тьме преходящия»  

Готовность российского руководства к дальнейшему «стратегическому сближению» с Китаем подобного толка, которое сделает из России «китайскую подушку ядерной безопасности»  - находится в сфере политических решений высшего руководства России. Является ли такое развитие "стратегического взаимодействия" той самой системой "Глобальной безопасности", о которой заявил Владимир Путин и Си Цзиньпин по итогам визита российского лидера 25 июня 2016 года в Пекин, пока еще не ясно. Очевидно, однако, что стратегия «ядерной угрозы» может осуществляться только в рамках существующей ныне стратегии США на укреплении ПРО, то есть реализации оборонительной стратегии США. Однако реакция США и методы сдерживания ядерной угрозы Китая и России могут претерпеть трансформацию при смене администрации, а также, в случае кардинального ухудшения ситуации, измениться еще при нынешнем президенте. Об этом может свидетельствовать нарастающее беспокойство в экспертном и военном сообществе США.

Виктор Николаев

«Южный Китай», 15.07.2016

Нашли опечатку - выделите и нажмите ctrl+Enter

Поделиться
comments powered by HyperComments

   

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.