Новый китайский завет | Южный Китай - Особый взгляд
Словарь 翻译
Курс
  • 1 USD = 66.24 RUB
  • 1 USD = 0 CNY
  • 1 CNY = 95.81 RUB
  • 1 HKD = 0 RUB
  • 1 SGD = 48.33 RUB
Погода
  • 14 °C Гонконг
  • 10 °C Гуанчжоу
  • 11 °C Шэньчжэнь
  • -5 °C Макао
  • 23 °C Санья
  • 25 °C Сингапур
  • -5 °C Пекин
  • 9 °C Шанхай
  • -1 °C Сиань
  • 5 °C Чунцин
  • 0 °C Москва
  • -2 °C Санкт-Петербург
  • -7 °C Екатеринбург
11 декабря 2018, вторник, 06:23 (Гонконг)

Новый китайский завет

Система христианского богословия должна соответствовать национальным особенностям Китая и вписываться в китайскую культуру. Такую задачу поставил начальник Государственного управления по делам религий Ван Цзоань, выступая на форуме «Китаизация христианства» в Шанхае. Концепция «социализма с китайской спецификой» составляет основу идеологии Компартии Китая. Зачем атеистическому государству потребовалось китаизировать не только марксистскую теорию, но еще и христианство?

Нет — иностранному контролю

Скорее всего, дело в том, что в условиях духовного вакуума, который стал еще более разреженным в годы реформ, растет привлекательность различных религий — традиционных и нетрадиционных. В них ищется опора, к ним обращаются те, кто страдает от несправедливости и произвола чиновников, кто в условиях масштабных изменений в обществе не может найти в нем свое место.

Несмотря на многолетнюю политику официального атеизма, интерес к религии не ослабевает. Как следует из последних официальных данных, только протестантов в Китае насчитывается от 23 до 40 миллионов человек, при этом обряд крещения ежегодно проходят около полумиллиона китайских граждан. О затухании религиозной жизни речи не идет, тем более что всей полноты картины официальная статистика не отражает (большое число верующих принадлежит к непризнанным государствам церковным объединениям).

Все годы после образования КНР в 1949 году власти стремились осуществлять жесткий политический контроль над религиозной жизнью. При этом особенно строго следили за тем, чтобы деятельность китайских верующих не подпадала под влияние зарубежных религиозных организаций. Этот принцип закреплен и в действующей Конституции КНР. В статье 36, гарантирующей гражданам Китая свободу вероисповедания, говорится, что «религиозные организации и религиозные дела свободны от иностранного контроля».

Традиционно христианство рассматривалось партийными идеологами как чуждое, в основном западное, явление и, соответственно, как один из возможных каналов распространения идей, подрывающих единство китайского общества. Касается это и православия.

В 1979 году в Китае была издана брошюра, название которой говорило само за себя — «История использования царской Россией православия в агрессии против Китая». В другой научной работе «История православия» говорилось: «После "опиумной войны" 1840 года царская Россия, используя политические, военные, дипломатические и другие средства, заставила Китай подписать целую серию неравноправных договоров, захватила значительные территории в Северо-Восточном и Северо-Западном Китае, добилась для россиян таких привилегий, как свободное проживание, свободное строительство храмов, свобода миссионерской деятельности и тому подобное. Чем больше царская Россия протягивала свои агрессивные щупальца к Китаю, тем больше силы ее православия распространялись в различных районах страны».

В китайских изданиях, спекулирующих на том, что Российская империя захватила обширные китайские территории, можно встретить утверждения, что Русская духовная миссия в Пекине сыграла в этом «незаменимую роль». «Идея, что православие, как и все прочие религии, выполняло роль инструмента агрессивной политики западных держав, являясь фундаментальным постулатом официальной идеологии КНР, во многом сохранилась и до сегодняшнего дня», — отмечал в своей работе о развитии православия в Китае российский исследователь Александр Лукин.

Религиозный ренессанс, конечно, внес некоторые коррективы в прежние штампованные представления о роли религии. Власти понимают, что отмахнуться от миллионов верующих не получится. Однако, похоже, действуют по принципу «если не можешь победить, постарайся возглавить».

Реинкарнация в правовом поле

Больной для китайской государственности вопрос о роли тибетского буддизма породил массу инициатив в этой области. Кульминацией стал принятый в 2007 году правительственный документ «Руководящие положения о реинкарнации живых будд тибетского буддизма».

Среди множества бюрократических документов появился еще один — «заявление на реинкарнацию», которое в зависимости от важности «живого Будды» рассматривается правительствами различных уровней — вплоть до Госсовета КНР. Как сообщали китайские СМИ, новое правило является «важной инициативой, направленной на упорядочение института реинкарнации живых Будд».

С 1 сентября 2007 года любым организациям и частным лицам законодательно запрещено самостоятельно заниматься поиском и отождествлением перевоплощений. Порядок описан со свойственной китайской властной вертикали тщательностью: «Управляющая организация монастыря, к которому будет приписан реинкарнированный живой Будда или местная буддийская ассоциация, подают в отдел по делам религии народного правительства на уровне уезда заявку на реинкарнацию, народное правительство уезда высказывает свое мнение, после чего отдел по делам религии передает заявку на следующий уровень». Прошедшему все круги согласований живому Будде выдается «удостоверение установленного образца».

Цель этого документа вполне прозрачна: исключить из процесса реинкарнации «враждебные зарубежные силы», или, как пишут в официальной китайской пропаганде, «клику Далай-ламы», ведущую раскольническую деятельность.

Новая теология

Новая христианская теология также начинает обрастать требованиями, которые, как считают власти, должны обязательно учитываться при создании варианта христианства Made in China. Так, в своем выступлении на форуме в Шанхае начальник Госуправления по делам религий Ван Цзоань подчеркнул, что богословие по-китайски должно исходить из того, что Китай выбрал социалистический путь развития.

Ему вторит Гу Мэнфэй, заместитель генерального секретаря одной из официально признанных властями протестантских организаций: «Это воодушевит большее число верующих на то, чтобы вносить вклад в гармоничный социальный прогресс, культурное процветание и экономическое развитие страны». Таким образом, государство пытается создать такую богословскую систему, которая была бы включена в общий контекст решения задачи «возрождения китайской нации».

Китай - самая большая христианская страна мира

Согласно мнению исследователей, к 2030 году число китайцев-христиан вырастет с нынешних 80 млн до 247 и приблизится к числу христиан в самой крупной христианской стране - США, где их число составляет 318 млн. И если западные исследователи в основном заняты тем, каким образом власти Китая будут смягчать свою политику в отношении неофитов, то вопрос о том, каким образом будет выступать Китай на мировой арене в новом качестве - остается за кадром. По сути статус самой большой христианской страны мира позволяет Китаю на идеологическом уровне занять место США - если не для Европы, то для христианских стран Латинской Америки и Африки - точно, для этого нужно всего лишь одно - вывренный контроль над многочисленными христианскими течениями со стороны Компартии Китая. Положение русского православия, как одного из сегментов христианской веры, в Китае неутешительно - на данный момент в Китае насчитывается лишь несколько тысяч весьма условных православных, по сравнению с десятками миллионов протестантов и католиков - эта величина, которой можно пренебречь. Во многом это связано с политикой "нейтралитета" российских властей, стремящихся не задевать столь волнующий китайские власти - религиозный вопрос.

"Южный Китай", 25.08.2014, по материалам - Lenta.ru - Игорь Денисов

 

Нашли опечатку - выделите и нажмите ctrl+Enter

Поделиться
comments powered by HyperComments

   

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.