Словарь 翻译
Курс
  • 1 USD = 59.67 RUB
  • 1 USD = 0 CNY
  • 1 CNY = 86.76 RUB
  • 1 HKD = 0 RUB
  • 1 SGD = 41.83 RUB
Погода
  • 13 °C Гонконг
  • 10 °C Гуанчжоу
  • 11 °C Шэньчжэнь
  • -5 °C Макао
  • 20 °C Санья
  • 25 °C Сингапур
  • -7 °C Пекин
  • -3 °C Шанхай
  • -1 °C Сиань
  • 9 °C Чунцин
  • -7 °C Москва
  • -1 °C Санкт-Петербург
  • -9 °C Екатеринбург
21 января 2017, суббота, 10:23 (Гонконг)

Илья Чубаров: "Каждый год в города Китая переезжает население равное числу жителей Москвы"

Спальные районы Гонконга Спальные районы Гонконга Фото: Michael Wolf

"Южный Китай" побеседовал с китаистом Ильей Чубаровым, кандидатом географических наук, научным сотрудником Института Дальнего Востока РАН, специалистом в области экономической географии Китая. Илья Чубаров прожил в Китае более трех лет, сотрудничает с Пекинским университетом и Академией наук КНР.

 "Y":Урбанизацию в Китае окрестили термином «новое великое переселение народов». Настолько грандиозные она принимает формы и каковы реальные масштабы явления?

Действительно, китайская урбанизация это огромный по своему размаху процесс, в котором задействованы сотни миллионов человек. Конкретные цифры таковы: в 1980 г. число горожан в Китае составляло менее 200 млн человек, а по данным на конец 2014 г. увеличилось до 750 млн. Таким образом, за три с половиной десятилетия их прирост составил более 550 млн человек, больше, чем суммарное население России и США. Уровень урбанизации (доля горожан во всём населении) за эти годы вырос с 20% до 55% и продолжает расти по 1% в год. Этот 1% соответствует 12-14 млн, что примерно сопоставимо с размером Москвы.

Шэньчжэнь, провинция Гуандун, Южный Китай

Безусловно, это очень быстрые темпы роста, но по меркам своего региона они не уникальны – «азиатские тигры» Южная Корея и Тайвань в своё время прошли этот же этап ещё быстрее. Кроме того, одновременно с Китаем и примерно с аналогичной скоростью сейчас урбанизируются Таиланд и Индонезия. Уникален в первую очередь, как вы верно заметили, масштаб явления, а также то, что правительство до последнего времени, по сути, с помощью различных мер старалось сдерживать переезд в города. В противном случае уровень урбанизации к настоящему моменту в Китае мог бы быть значительно выше.

Нужно сразу уточнить, что под горожанами в Китае понимают жителей с городской пропиской (ху-коу 户口)  плюс постоянно проживающих в городах мигрантов. По статистике, число мигрантов, работающих за пределами своей местности, составляет более 160 млн человек. В первую очередь, они работают именно в городах, где составляют уже до трети населения. Однако мигранты не имеют доступа ко многим льготам и правительственным программам (образование, здравоохранение, жильё), которыми пользуются местные жители. Реальная доля жителей с городской пропиской сейчас это 37%, то есть почти на 20% меньше доли проживающих в городах.

Почему Китай уделяет такое огромное значение урбаниазации и какова роль правительства в этих процессах? Кто возглавляет «штаб» урбанизации?

Города играли значительную роль в экономическом курсе любого китайского правительства. В период социалистического строительства 1950-х годов в городах, в первую очередь центра и северо-востока страны, создавалась мощная промышленная база. После начала реформ с середины 1980-х годов города, в этот раз начиная с южной и восточной приморских частей Китая, выступили пионерами в привлечении иностранных инвестиций и международной открытости. Там начала стремительно развиваться промышленность и сфера услуг, что создавало огромное количество рабочих мест. Возникла ситуация, при которой, с одной стороны, промышленным предприятиям для успешного развития требовалась дешевая рабочая сила, с другой стороны, нельзя было допустить коллапса в неподготовленных к этому городах, разрастания трущоб, падения уровня жизни и других негативных явлений. Поэтому власти старались по мере возможности обуздать «урбанизационную волну», не выдавая сельским жителям городскую прописку и не разрешая продавать свои деревенские участки. Одновременно с этим крупные города сами вводили свои собственные программы по привлечению нужных им кадров, в первую очередь квалифицированных специалистов или потенциальных инвесторов.

Однако постепенно положение стало меняться. Главной задачей для страны сейчас является перевод экономики на рельсы внутреннего потребления и уход от экспортной зависимости. Это значит, что число горожан, которые являются главными потребителями (встречается цифра, что средний горожанин потребляет в 4 раза больше товаров),  также должно продолжать расти.

«Штаб» урбанизации, если можно так выразиться, находится в Госсовете КНР – всю работу координирует лично Ли Кэцян. Несколько раз в год по этой тематике проходят оперативные заседания Госсовета. Общую стратегию вырабатывают специалисты главного китайского «мозгового центра» Комитета КНР по развитию и реформам (известный 发改委 фагайвэй) в сотрудничестве с рабочими группами отдельных министерств. Главный стратегический документ на период 2020 г. – «Национальный план урбанизации нового типа» – был утвержден в конце 2013 г. на специально созванном рабочем совещании ЦК КПК под руководством Си Цзиньпина. Так что китайское руководство всех уровней уделяет повышенное внимание вопросам развития городов.

Каковы общие этапы процесса и какая конечная цель? Как должен выглядеть урбанизированный Китай?

Первые города появились в Китае одновременно с зарождением государства, или более трёх тысяч лет назад. Первым крупным городом считается знаменитый Инь 殷 основанный во времена династии Шан  (商) (совр. провинция Хэнань, Центральный Китай).  Однако несмотря на это, общий уровень урбанизации на протяжении императорских времен оставался ничтожным. Даже в эпоху расцвета, громадные города-столицы (Сиань в эпоху Тан, Ханчжоу в эпоху Юань, позже Пекин) были лишь островками в крестьянском море. К моменту Синьхайской революции (1911-1913) уровень урбанизации не превышал 5% , а к моменту основания КНР в 1949 г. увеличился лишь до 10%. Новая коммунистическая власть активно взялась за индустриализацию, что подстегнуло рост городов. За первые две пятилетки число горожан выросло почти в два раза, однако затем из-за политических перипетий рост практически прекратился на два десятилетия. К началу реформ и открытости в 1980 г. в городах по-прежнему проживало менее 20% населения. Для сравнения, в 1980 г. уровень урбанизации в Японии составлял 76%, в США 74%, в СССР 62%, в Индии 23%.

Рост числа горожан начался с середины 1980-х, когда стартовали реформы в городах и экспортно-ориентированная индустриализация и продолжается до сих пор. В 2011 г. уровень урбанизации КНР перевалил за психологическую отметку в 50% - страна впервые в своей истории перестала быть сельской, а в 2014 г. обошел среднемировое значение 54%.

О конечной цели говорить преждевременно, ведь процесс урбанизации не завершен и в самых высокоразвитых странах. По достижении определенных количественных величин урбанизация начинает принимает новые формы, стартуют качественно другие, более комплексные процессы, такие, как субурбанизация, джентрификация (реконструкция нефешенбельных районов, постепенная смена жителей на людей с более высокими доходами - Y) и т.д. Китай уже более 20 лет находится на этапе быстрого роста числа горожан, и по замыслу правительства, не должен сбавлять темпы как минимум до 2020 г., когда выйдет на цифру в 60%. Следующим ориентиром являются цифры в 70-75%, которые соответствуют, например, уровню России. Путь, по которому Китай пойдёт потом, предсказать трудно, это будет зависеть от ситуации на рынке жилья, в сфере занятости, в сельском хозяйстве, от общего состояния экономики. Уровень урбанизации соседней Японии превышает 90%, однако столь большая страна как Китай вряд ли когда-нибудь достигнет этого уровня. В сопоставимых по размеру США и Канаде этот уровень чуть более 80%, поэтому, скорее всего, в дальней перспективе Китай тоже остановится в диапазоне 70-80%.

Как будет выглядеть урбанизированный миллиардный Китай, думаю, сейчас не скажет никто. В задачах правительства фигурирует в первую очередь высокий уровень дохода, социальной защищенности и развития городской инфраструктуры. Постоянным лейтмотивом проходит необходимость энергосбережения и применения «зелёных» технологий. Выполнение этих задач поставлено перед региональными властями, а значит, работа в этом направлении будет идти в первую очередь.

Как урбаницзация влияет на рынок недвижимости в КНР?

Развитие жилищного рынка в КНР идёт по своей собственной траектории. Представить, что в итоге большинство китайских семей переедут в собственные загородные дома на манер США, достаточно затруднительно. Ориентированные на состоятельных покупателей пригородные поселки из вилл по западному образцу строятся во многих китайских городах, однако популярность их не столь высока. Многие потенциальные клиенты предпочитают многоэтажные жилые комплексы с собственной территорией и инфраструктурой (gated communities) поближе к центру города. Более дешевые новостройки в основном тоже многоэтажные, от 20 этажей, хотя встречаются и более низкие. Немаловажный аспект это внешнее однообразие и неразличимость новой застройки в городах. Правительство требует выработки своего стиля в каждом городе или регионе и индивидуализации застройки, однако пока что страну заполняют с трудом отличимые друг от друга жилые и офисные высотки и торговые комплексы.

Какие проблемы возникают в связи со столько быстрым ростом городского населения?

Проблем много, часть из них обсуждается уже много лет, а часть появились относительно недавно. Основная проблема - это возникшее социальное расслоение: внутри городов, между городом и деревеней, между различными регионами страны. Оно связано с уже упоминавшейся разницей между статусом прописки горожан и сельских жителей, отсутствием функционирующего рынка земли, приоритетами государственной политики. Есть данные исследований, что доля государственных вложений в сельскую местность в 1980-1990-х годах не превышала 10%, а остальное шло в города. Таким образом, города получили значительную фору, которую использовали для создания мощного частного сектора (инвестиции иностранных и китайских компаний), что вылилось в повышение уровня жизни населения. Огромное число работающих в городах сельских мигрантов значительную часть своих доходов там же и тратят, чем подпитывают существующее неравенство. В настоящее время китайское правительство тратит серьезные суммы на модернизацию инфраструктуры и повышение уровня предоставления государственных услуг (здравоохранение, медицина), однако на это потребуется не одно десятилетие.

Сказанное не означает, что все деревни в Китае поголовно живут в нищете. Часть деревень за период быстрого экономического роста сумели использовать свои конкурентные преимущества и существенно улучшить материальную базу. Зажиточные деревни располагаются в основном в восточной части страны, и специализируются на туризме либо отдельных высокодоходных отраслях АПК (например, производство чая). Многим в Китае стала известна «самая богатая деревня Поднебесной» Хуаси (распложена в пров. Цзянсу, Шанхайский регион), доходы жителей которой позволили им соорудить 300-метровый небоскрёб в центре деревни. Однако это, конечно, исключение, а в целом уровень жизни в деревнях за последние 30 лет вырос гораздо меньше, чем в городах. Согласно официальной статистике, если в 1978 г. средний доход сельского жителя составлял 38% от дохода горожанина, то к 2013 г. это соотношение сократилось до 33%. Материальное неравенство внутри общества (коэффициент Джини), по разным данным, за жизнь одного поколения выросло с 0,2 (низкая степень) до более чем 0,5 (высокая степень неравенства)

Другая проблема это неравенство между частями страны. Это отдельная очень большая тема для изучения экономико-географами, отмечу лишь несколько моментов. Быстрая урбанизация усилила межрегиональные перекосы в развитии страны – прибрежная часть и северо-восток Китая (东北Дунбэй) в среднем урбанизированы на 60%, а остальная страна не дотягивает до 50%. Разрыв между провинциями по уровню урбанизации доходит до 3 раз. Это без учета городов центрального подчинения. Лидер урбанизации - провинция Гуандун, Южный Китай, против на три четверти сельского Тибета. Правительственный курс на сокращение разрыва между прибрежными территориями и остальной частью страны опирается на ключевые города – «полюса роста» (Чунцин, Чанша, Ланьчжоу, Чэнду) и массированную модернизацию инфраструктуры. Что касается приграничного нам Дунбэя, отмечу, что этот регион за годы реформ растерял накопленное с начала 1930-х годов преимущество перед прибрежными регионами в уровне урбанизации, сейчас они примерно сравнялись.

Ещё одна «острая точка» это невысокая эффективность землепользования, чрезмерное изъятие сельскохозяйственных земель под застройку, разрастание площадей городов. Как отмечают исследователи, за последнее десятилетие площадь городской за стройки выросла на более чем 80%, а число горожан на 45%. Иными словами, урбанизация «территории» идёт быстрее, чем «урбанизация человека». Изъятие земель у крестьян провоцирует социальное напряжение и создаёт проблемы в сельском хозяйстве. В принятом плане правительство требует от местных властей бороться с такими явлениями.

Что же делается для решения этих проблем?

Каждая из этих проблем стала бы «крепким орешком» для любого правительства, а уж решать их все вместе это действительно сложнейший управленческий вызов. По всей видимости, китайцы будут действовать тем же способом, который часто приносил им успех: сочетание мер по увеличению открытости на местах с усилением макроконтроля на центральном уровне, мощные государственные инвестиции, постепенный ход изменений, многочисленные эксперименты на низовом уровне. Список единиц по проведению эксперимента в сфере урбанизации из 64 административных разного уровня утвержден в начале этого года, в него входят две провинции Аньхой ("пояс Янцзы" - Y) и Цзянсу (Шанхайский регион - Y), 10 крупных городов (Нинбо, Далянь, Гуанчжоу, Чанша, Чунцин и др.), 50 более мелких городов и 2 посёлка. Говоря более конкретно, то будет существенно облегчено получение городской прописки, вплоть до фактической отмены, что поможет иногородним и сельским мигрантам получить доступ к социальному обеспечению. Эта мера должна также стимулировать рост городов в центральной и западной частях страны. Распространение городских стандартов на десятки миллионов новых жителей, безусловно, невозможно без увеличения государственных расходов. Правительство согласно на это, рассчитывая на дальнейшие выгоды от роста экономики за счет внутреннего спроса. Кроме того, для предоставления социальных услуг активно привлекается частный капитал, стимулируются   проекты в форме государственно-частного партнёрства. Одновременно планируется резко усилить контроль за новой застройкой и повысить эффективность землепользования.

Приходилось слышать мнения о том, что система прописки делает сельских мигрантов людьми «второго сорта» и противоречит базовым правам человека. Насколько этот фактор учитывался при принятии решения об ослаблении этих ограничений?

Этот фактор безусловно учитывался, но не в том смысле, что китайское правительство поддалось на давление международного правозащитного сообщества, а в том смысле, у страны только сейчас появились возможности уйти от этого разделения. Нужно понимать, что деление жителей по прописке в своё время было введено, что называется, не от хорошей жизни. Даже в самые трудные времена большого скачка и культурной революции деревня всё равно кормила себя сама, а вот единственным способом обеспечить горожан продуктами питания и жильём было административное распределение.

В 1990-е городская прописка, наоборот, превратилась в некую привилегию, которая даёт доступ к таким благам, как более качественное здравоохранение, образование и особенно жилищные льготы. Имевшие такие преимущества дети горожан в итоге занимали лучшие позиции на рынке, а лишенные их дети мигрантов в основном могли лишь идти по пути своих родителей в сферу низкооплачиваемого неквалифицированного труда. Получался замкнутый круг, увеличивавший социальное расслоение и вызывавший недовольство широких масс. Однако сразу же после начала реформ отменить прописку правительство не смогло, опасаясь потока массы крестьян в города и коллапса неокрепшей транспортной, жилищной и социальной инфраструктуры городов. Перед глазами был яркий пример «трущобных поясов» и бедняцких фавел вокруг латиноамериканских и африканских мегаполисов. В политическом плане это бы вызвало бы протесты городского «среднего класса», обреченного на снижение привычного уровня жизни. Пойти на такие риски исключительно ради улучшения своего имиджа в глазах международного правозащитного сообщества Китай, очевидно, не мог.

Так что в этом плане институт прописки, безусловно, сыграл свою положительную роль. Однако сейчас ситуация изменилась и перед китайским правительством стоят уже совсем другие задачи, чем 15 или 25 лет назад. Необходимо сокращать социальное расслоение, стимулировать внутренний спрос, выравнивать территориальный дисбаланс между побережьем и внутренними районами, а также повышать эффективность сельского хозяйства, поэтому отмена происки для большинства городов выглядит достаточно логичным шагом.

Как урбанизация влияет на традиционную культуру? Какова роль урбанизации в создании единой китайской нации на основе перемещения различных китайских субэтносов в другие культурные среды?

Урбанизация является одним из важнейших аспектов перехода от сельского к индустриальному обществу, и в этом смысле она антагонистична традиционной культуре. Массовое, фактически «индустриальное», производство жилых комплексов и элементов городской коммерческой инфраструктуры привело к тому, что города Китая стали неотличимы друг от друга, стерло всякую индивидуальность. Снос деревень (есть данные, что последние 10 лет в среднем в Китае исчезает по 80-100 деревень в день, большинство входит в состав новых городов) и расселение бывших жителей, зачастую в разные места, уничтожает местную культурную специфику, которую уже не наследуют их дети.

Урбанизация способствует «перемешиванию» людей внутри страны, но в случае Китая на первые места я бы поставил качественное улучшение инфраструктуры, создание единого информационного пространства (через покрытие высокоскоростным мобильным интернетом и телевидением), появление работающего рынка недвижимости и действующие на всей территории страны социальные лифты типа единого экзамена для поступления в ВУЗы «гаокао» (高考) или экзаменов на занятие позиций в госслужбе.

Растворяются ли мигранты среди местного населения или образуют субэтнические общины? Например, сычуаньские рабочие в Шэньчжэне, союз таксистов Хунани в Гуанчжоу и так далее?

Поддержка земляками друг друга - это давняя китайская традиция. Можно упомянуть раскиданные по многим  крупным городам «хуэй-гуани» - общинные здания, где можно было временно пожить, найти работу, отправить посылку на малую родину, узнать последнее новости на родном диалекте и т.п. Наиболее знаменитые, наверное, это 湖广会馆 для хунаньцев и хубэйцев в Гуанчжоу и 广东会馆 для гуандунцев в портовом Тяньцзине. В период ослабления императорской власти такие землячества были одними из наиболее весомых общественных организаций и имели серьезное влияние на местные дела. В настоящее время, насколько я знаю, в КНР на официальном уровне таких общин нет, однако неформальные связи, конечно, никуда не деваются. Китайцы, а особенно субэтносы Южного Китая, например, жители региона Чаочжоу (Гуандун), Вэньчжоу (Чжэцзян) и др. гордятся своей особой идентичностью и с радостью устанавливают общение и деловые связи с земляками в случае переезда на новое место.

Гуанчжоу - столица провинции Гуандун

С другой стороны, современное городское общество характеризуется всё увеличивающейся мобильностью. В первую очередь это касается молодежи, особенно студентов. Совершенно обычны случаи, когда после окончания школы в родном городе молодой человек или девушка подают документы в ВУЗ, расположенный на другом конце Китая. После его окончания переезжают на магистратуру в другой город, а работают после выпуска в четвертом, легко меняю места жизни в завивимсоти от успешности карьеры. В этом плане в Китае гораздо больше, по сравнению с Россией, точек притяжения и развитых макрорегиональных центров.

СМИ периодически сообщают о построенных в Китае пустующих «городах-призраках». Выдвигаются различные фантастические версии вплоть до того, что правительство готовится к глобальной экологической катастрофе, и это «запасные» города на случай затопления побережья. Что происходит в реальности?

Тема пустующих городов в Китае действительно, получила широкую известность. Весь мир обошли фотографии новых, но при этом незаселенных районов, и даже целых городов. Недавно вышла специально посвященная этой теме книга «Ghost Cities of China» американского журналиста и аналитика Уйэда Шэпарда. В китайском интернете регулярно публикуются рейтинги типа «ТОП-10 городов-призраков» и т.д. 

город Инкоу, провинция Ляонин, Фото: Tim Franco / Wall Street Journal

Однако причина возникновения таких районов далека от остросюжетной – в первую очередь, это ошибки в планировании. Причём это не только вина правительства, но также и коммерческих фирм-девелоперов, переоценивших потенциал местного рынка недвижимости. Инициатива может исходить от любой из сторон: местное городское руководство заинтересовано в привлечении инвесторов и реализации крупных «имиджевых» проектов, которые позволят выделиться в глазах вышестоящего руководства. Под эти цели они готовы «выбивать» льготные кредиты у госбанков под своё поручительство. Коммерческие компании-девелоперы, в свою очередь, заинтересованы в получении земли под застройку (без помощи правительства это сделать достаточно трудно) и не всегда адекватно оценивают потенциальный спрос. Так рождаются строительные проекты в масштабе от отдельных жилых кварталов и будущих «деловых центров» (CBD) до целых городов. Вдохновение придают примеры Шэньчжэня и Пудуна (район Шанхая), за несколько лет выросших на пустом месте в полноценные города. Низкий «входной порог» начала строительства (невысокая стоимость и обилие достаточно квалифицированных строительных компаний) позволяет не откладывать реализацию в долгий ящик, что и происходит. Однако кредитное обеспечение многих строек приводит к появлению значительного объема «долгостоя» в случае проблем с финансированием, что и приводит к появлению пустынных построенных или полупостроенных кварталов.

"Маленький Париж" - город Тяньдучэн неподалеку от Ханчжоу (Шанхайский регион). Фото: Aly Song / Reuters / Business Insider

Как обстоят дела в китайской деревне? Какое влияние на село оказывает процесс быстрого роста городов, есть ли что-то похожее на упадок деревни, как было, например, в СССР в 1970-80-х?

Город и деревня это две стороны одного общества, поэтому естественно, что за последние 30 лет в деревне также произошли большие изменения. Во-первых, доля сельских жителей непрерывно сокращается с начала 1980-х и сейчас опустилась уже до 45%. В абсолютном выражении численность сельских жителей достигла своего максимума в 1995 г., когда составляло 860 млн, а за прошедшее время сократилось более чем на 200 млн жителей. Однако, несмотря на такое сокращение, китайская деревня по-прежнему характеризуется избытком трудовых ресурсов и нехваткой земли. Причина уже не только большая численность населения, но и изъятие сельхоз земли под застройку, промышленное производство и т.п. В итоге площадь пашни вплотную приблизилась к «красной линии» в 130 млн га. Дальнейшее сокращение означает угрозу государственной безопасности.

Из других негативных явлений можно отметить массовый отъезд молодежи на работу в города, угасание традиционной культуры (уже приводилась цифра об исчезновении 80-100 деревень в день), экологические проблемы (загрязнение почв и подземных вод), вызванные сельской промышленностью и массовым использованием химикатов самими крестьянами.

С точки зрения развития сельского хозяйства правительство заинтересовано в продолжении исхода крестьян в города, что улучшит условия для укрупнения хозяйств и внедрения передовых технологий (механизация, информатизация). Вторым условием для создания эффекта масштаба в сельском хозяйстве является формирование земельного рынка, по крайней мере арендного, что также сейчас находится в процессе осуществления. Планируется, что постепенно произойдёт замещение сыгравших огромную роль в ходе реформ и открытости семейных крестьянских хозяйств (знаменитый курс 包产到户) на полноценные коммерческие агропромышленные предприятия, которые смогут повысить эффективность и стандарты производства сельскохозяйственных продуктов. 

Когда говорят об азиатских городах, обычно представляются огромные перенаселённые мегаполисы. Китай уже лидер по числу городского населения, значит ли это, что китайские города скоро тоже превзойдут все остальные?

Не факт. Нынешнее китайское правительство настроено на жесткое ограничение роста крупнейших городов, в первую очередь Шанхая и Пекина. Этот курс проводится уже несколько десятилетий, однако полностью взять под контроль до сих пор не удалось. За последние 35 лет доля жителей малых (менее 1 млн) городов упала с 76% до 57%, а крупнейших (более 5 млн) выросла с 6% до 20,5%. Правительство хочет выровнять этот дисбаланс с помощью отмены ограничений на переезд в малые и средние города, что должно придать им импульс для развития. Кроме того, при сопоставлениях населения городов разных стран нужно учитывать, что в китайской статистике в население городов включаются жители и входящей в их состав сельской территории. Например, в случае города центрального подчинения Чунцина общее население составляет почти 30 млн, однако в самом городе проживают менее 9 млн.

Беседовал Николай Вавилов

«Южный Китай», 27.08.2015

Нашли опечатку - выделите и нажмите ctrl+Enter

Поделиться
comments powered by HyperComments

   

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.