Словарь 翻译
Курс
  • 1 USD = 61.67 RUB
  • 1 USD = 0 CNY
  • 1 CNY = 96.51 RUB
  • 1 HKD = 0 RUB
  • 1 SGD = 46.03 RUB
Погода
  • 29 °C Гонконг
  • 31 °C Гуанчжоу
  • 30 °C Шэньчжэнь
  • 27 °C Макао
  • 30 °C Санья
  • 27 °C Сингапур
  • 29 °C Пекин
  • 21 °C Шанхай
  • 20 °C Сиань
  • 19 °C Чунцин
  • 18 °C Москва
  • 21 °C Санкт-Петербург
  • 8 °C Екатеринбург
26 мая 2018, суббота, 23:20 (Гонконг)

«Радикальный рыночник» вице-премьер Ван Ян

Ван Ян Ван Ян

Ван Ян – член команды группы молодых реформаторов из китайского Комсомола, бывший губернатор самой богатой провинции Китая – Гуандун, а ныне третий вице-премьер правительства КНР и член политбюро КПК. Гостя Петербургского форума от китайской стороны часто называют самым «радикальным рыночным реформатором» в партии.

Ван Ян(汪洋), чье имя переводится как «океан», а фамилия «Ван» значит «водная  ширь», пользовался популярностью в прибрежном Южном Китае. Политик – не коренной южанин, а выходец из провинции Аньхой, разделенной рекой Янцзы.  Бывший генсек Ху Цзиньтао, нынешние премьер Китая Ли Кэцян и губернатор Гуандуна  Ху Чуньхуа -  земляки Ван Яна. Все они представляют во власти ядро группы «комсомольцев» - реформистского крыла в политике Поднебесной.

Имя Ван Яна созвучно и с именем самого известного реформатора-либерала Китая Чжао Цзыяна, символом целого поколения молодых активистов и политиков, стремящихся во власть с середины 80-х годов. Ван Яна наряду с Ли Чжаньшу, идеолога китайско-российского взаимодействия, называют потенциальными членами Постоянного комитета Политбюро после XIX съезда партии в 2017 году. Постком Политбюро – вершина политической власти в КНР.

Гуандунская модель «большого пирога»

Ван Ян – популярный в Гуандуне политик, с его именем связывают расширение связей богатейшей провинции Китая со странами Юго-Восточной Азии и Африки, на которые провинция опирается сейчас, во время кризиса на рынках Европы и США, а также популярный термин «гуандунская модель».

«Мы должны сделать упор на благосостоянии людей, но нам нужно сосредоточиться на экономике, если мы хотим испечь больший пирог. Другими словами, мы сосредоточимся на создании большего пирога, а не на его дележке», - заявил Ван Ян в начале своего пятилетнего губернаторства в Гуандуне, противопоставив себя «красному мэру» Чунцина, ныне опальному Бо Силаю, который не только занимался вопросами «правильного распределения» собственности предприятий и завоевывал симпатию населения, раздачей квартир и снижением арендной платы. Бо Силай  прославился также борьбой с криминальными ОПГ, расцвет которых злые языки связывали с его предшественником на посту мэра -  Ван Яном.

Протест – оружие демократии?

Знаковым для Ван Яна и для его будущей популярности на Западе стал инцидент в уезде Укань (сентябрь 2011), относящейся к району Шаньтоу. Разгневанные нечестной продажей земли крестьяне не остановились на привычных для них протестах. Впервые со времен гражданской войны – крестьяне выбрали 107 представителей для выборов местного главы райкома. Вольница сместила предыдущего начальника, занимавшего эту должность 47 лет, и избрала новым партийным лидером вожака  протестующих. За селом в Южном Китае, почти все население которого (85% или 6500 человек) участвовало в протестах следили не только представители из американского посольства, но и лица из обкома, не препятствуя их действиям. Впоследствии организации протестующих были названы незаконными. «Уканьская модель» - была названа на Западе прообразом будущей китайской демократии, к которой стремится группа «комсомола».

В 2014 году появились слухи, что именно Ван Ян, который уже работал вице-премьером, решил проблему протестов, в пограничном с Гуандуном Гонконге.

При Ван Яне в Гуандуне расцвели НКО и другие общественные институты, чиновник приобрел славу «защитника демократии» и даже… борца с центром. Во время массовых банкротств, связанных с кризисом 2008 года, Ван Ян оказывал негласное сопротивление директивам Пекина поддерживать те или иные предприятия, указывая на то, что в рыночных условиях нет смысла поддерживать нерентабельные производства.

Но Ван Ян не только не потерял своего губернаторского поста, но и стал известным в США политиком, лестные характеристики и явное отличие от «бесформенных партийных вождей» стали подмечать все западные СМИ.

Либеральный Ван Ян – главный переговорщик с США

Сравнительное позиционирование – прием описанный гением рекламы Элом Райcом – главное оружие Ван Яна.  В отличие от большинства нынешних китайских политиков – «сын простого рабочего» (злые языки утверждают обратное: сын директора пищевой компании), Ван Ян – радикальный реформист и покровитель демократических свобод, борец с «традиционной моделью развития». И наконец Ван Ян – не подкрашивает волосы, как все члены руководства Китая – от главы райкома и выше. На его висках легко угадывается седина, бросающая либеральный вызов единообразному партаппарату.

Все это дает бесконечное количество очков Ван Яну в переговорах с американцами, который отвечает за экономическое взаимодействие Китая и США, на товарооборот которых приходится более полтриллиона долларов, а также основные инвестиции в экономику Поднебесной. Ван Ян позволяет себе остроумные шутки в отношении американо-китайских отношений: «Я не думаю, что нам не надо разводится как Руперту Мердоку и Энди Дэн, это будет слишком дорого». Или чего только стоит шутка Ван Яна о его переговорах с главой Минфина США Джэкобом Лью: «Я обеспокоен о разрешении гей-браков в США, но не думаю, что у нас с Джэйком есть такие намерения».

Ван Ян крайне симпатичен американцам, и их кредит доверия – это капитал либерального члена ЦК КПК.

Ссора с семьей

Ван обладает абсолютной поддержкой его земляка, бывшего генсека Ху Цзиньтао – именно это позволило ему войти в члены Политбюро, практически перескочив через вхождение в Центральный комитет КПК. Такая абсолютная поддержка «комсомола» сыграла с ним злую шутку. Отмечают, что в 2012 году в Постком Политбюро Ван Ян не попал именно из-за пренебрежения к местной корпоративной элите – влиятельному в Гуандуне семейству маршала Е Цзяньина, который освобождал Гуандун от Гоминьдана еще во время гражданской войны. Пренебрежение к интересам семьи Е, а также борьбой со старой элитой, характерной для всех комсомольцев – сыграла свою роль в будущей карьере политика, который предпочел остаться на занятой позиции: «Необходимо только, чтобы все партийные и госорганы на всех уровнях власти могли представлять коренные интересы широких народных масс, а не представлять интересы маленьких групп, только тогда наши реформы смогут сделать решительный шаг вперед».

«Инновации, инвестиции, интеллект»

Ван Ян – безусловный идеолог рыночных реформ и «определяющей роли рынка» в развитии Китая. При нем Гуандун начал разворот к экономике с повышенной добавленной стоимостью, в частности большое внимание было уделено развитию Шэньчжэня – как техноцентра провинции и Китая. «Гуандунская модель» также подразумевала привлечение широких инвестиций с Запада, а не опору на внутренний рост и ресурсы внутреннего потребления Китая. Ван Ян также является главой комиссии по защите интеллектуальной собственности в стране, деятельность которой вылилась в создание специальных судов по интеллектуальной собственности в Пекине, Шанхае и Гуанчжоу – столице провинции Гуандун.

Семья

Ван Ян остался без отца в 17 лет и бросил учебу для того, чтобы помочь матери прокормить семью, в которой было еще двое детей. Супруга Ван Яна – также из его родного города Сучжоу, что не так часто встречается в биографиях политических лидеров Поднебесной. Семья воспитала дочь, которая по сообщениям ряда источников работает в крупном европейском инвестиционном банке в Гонконге.

Несмотря на «борьбу с принцами», как утверждается, зять Ван Яна – внуку знаменитого «шанхайского» военного Чжан Айпин, родственные связи которого идут к нынешнему «шанхайскому» члену ПК Политбюро Юй Чжэншэну, чья жена является дочкой легендарного генерала. Зять Вана – Николас Чжан – получил образование в США, долгое время работал аналитиком Фонда Сороса в Гонконге. Сейчас 30-летний Чжан является основателем собственной коммерческой структуры.

Ван Ян родился в год овцы, и для него, как и для премьера Ли Кэцяна, по китайским повериям нынешний год является «годом судьбы». Крайне суеверные китайцы считают, что в этот год нельзя предпринимать ничего рискованного, так как это может быть опасным для жизни и здоровья. Кроме того, сама овца на севере от Янцзы считается животным не приносящим удачу: «Овца к пожару в доме», - гласит китайская поговорка.

Отношение к России

Среди китайских лидеров существует маленькое соревнование по уровню рейтинга на международных площадках – помощь государствам, попавшим в затруднительное положение является одним из эффективных методов для его поднятия. Россия – не исключение. В свое время и Си Цзиньпин, и глава МИДа Ван И, и сам Ван Ян заявляли о «ошибочности санкций» в отношении России. В свое время Ван Ян на встрече с Дмитрием Рогозиным в Сочи в 2013 году особо отметил «жизнеспособность России». Впрочем, внутри Китая, около 300 млн населения которого живет на меньше чем 2 доллара в день, разного рода внешняя помощь рассматривается очень критично. Кроме этого, для того, чтобы Ван Ян отказался от американского рейтинга и предстоящей в ноябре процедуре вхождения юаня в состав валют МВФ в пользу России– должно произойти какое-то чудо, над которым стоит поломать голову российским политикам в преддверии Петербургского экономического форума. Любопытно отметить, что наряду с Ван Яном - в Россию одновременно приезжает бывший глава обкома конкурирующей с Гуандуном провинции Фуцзянь - Чжан Гаоли, а Татарстан посетил член Посткома Политбюро Чжан Дэцзян

Николай Владимиров 

«Южный Китай», 17.06.2015

Нашли опечатку - выделите и нажмите ctrl+Enter

Поделиться
comments powered by HyperComments

   

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.